Вашему вниманию предлагается первая из двух «маоистских» брошюр члена РКРП, а затем РКРП-РПК, Бориса Михайловича Гунько. Он рассказывает о своей поездке в Турцию в 1993 г. и делится мыслями реставрации капитализма в СССР, о проблемах турецких и российских коммунистов. Несмотря на то, что его партия всегда была и остаётся враждебна марксизму-ленинизму, эти тексты Гунько представляют определённый интерес.

К концу 1980-х годов российская коммунистическая традиция давно уже прервалась. Двигаться вперёд, признав лишь отдельные «ошибки» хрущёвско-брежневиских ревизионистов, было нельзя. Необходимо было вернуться назад, к точке расхождения «просоветских» и «прокитайских» партий, досконально выяснить, в чём там было дело, и чётко встать на одну определённую сторону. И в этом деле не могла помочь дилетантская и конъюнктурная отсебятина РКРП-шных лидеров - недавних секретарей парткомов КапПСС. Требовалось, смирив национальную гордыню, учиться у зарубежных товарищей, у маоистских партий, на десятилетия опередивших новорожденное российское комдвижение.

В этих брошюрах Гунько выражается здоровая тенденция на избавление от национального высокомерия и правильный выбор линии. Разумеется, они не лишены недостатков. Такие «совковые» заморочки, как приверженность советским стереотипам, неумеренное презрение к простым, неполитизированным людям, озабоченность возможным заговором с целью убийства Сталина, преувеличенное представление о роли сионизма и нелюбовь к рок-музыке — нами не разделяются и всецело остаются на совести автора и поддерживающей эти заблуждения лжекоммунистической сцены.

О. Торбасов, РМП


Борис Гунько

Письма из Турции

Письмо первое

11 декабря 1993 г. самолёт «Аэрофлота» с трёхцветной власовской символикой на борту начинает свой рейс из Москвы в Стамбул, и в этот момент из репродуктора раздаётся: «Добрый день, уважаемые дамы и господа!». Сегодня эти слова приходится слышать всё чаще, но привыкнуть к этому хамскому насилию над достоинством советского человека — над своим достоинством — не могу и не смогу никогда.

Трудно поверить, что есть они, эти плебеи, которых на фоне чудовищного развала и унижения Родины радует подобная подачка.

Однако они есть. Сзади, сбоку верещат о долларах мои соотечественники.

«За хороший полет!» — протягивает мне рюмку водки сосед. Разговорились. Он с группой директоров летит отдыхать куда-то в Арабские Эмираты. Неделя — 800 000 рублей.

Совсем дёшево для человека, который жил, мягко говоря, неплохо, а теперь и вовсе стал хозяином жизни. А многие ли из нас ожидали, что именно они станут первыми капиталистами?

Представляюсь: «Когда Вы числились коммунистом, я был коммунистом по убеждению. Поэтому я не мог быть в КПСС. Ну, а теперь… Теперь Вы — капиталист, а я — секретарь МК РКРП. Лечу в Турцию на совещание компартий». У собеседника легкий шок. Но пара выпитых рюмок помогает продолжать разговор, который идет вглубь. О, да! Он так завидует! Наверное, когда такое напряжение и столько опасностей, это и есть настоящая жизнь! Он искренне завидует, но сам, конечно, не смог бы. Любит жить спокойно, в комфорте. Для этого и в партию вступал… Да, разные судьбы! Но он искренне завидует и желает успеха!

И вот, наконец, Стамбул, Турция. Впереди с 11 по 22 декабря совещание компартий Турции, Кореи, Кубы и России.

Я ожидал чрезвычайно полезного общения, поскольку речь шла о трёх характерных типах партий, отличавшихся своей историей, условиями работы в данный момент, а поэтому и спецификой своего опыта. Так, например, турецкие коммунисты не знали ещё социализма на практике, но имеют максимальный опыт работы в особо трудных условиях, в том числе опыт подполья, нелегальной работы. Ведь компартия здесь запрещена. Только за ношение коммунистической символики, значка с Лениным можно схлопотать тюрьму!

Компартии Кубы и Кореи — правящие. И особенно интересно было узнать, какие выводы они сделали из поражения социализма в СССР.

Наконец мы, российские коммунисты, впервые в истории имеем опыт работы компартии после поражения социализма.

К сожалению, такого трёхстороннего обмена опытом не получилось. Причём у меня сложилось впечатление, что к этому не проявили интереса представители Кубы и Кореи. Если это верно, то эта слепота печально напоминает недавнюю царственную гордыню КПСС.

Так или иначе, но с представителями Кубы и Кореи были лишь самые поверхностные контакты, да и то лишь в праздничной обстановке Фестивалей революционных песен, начинавших и замыкавших встречу.

Напряжённая деловая работа шла лишь с коммунистами Турции, и в первую очередь с организаторами встречи — Рабочей партии Турции. Но это была настоящая работа, в ходе которой, в сущности, удалось выполнить две главные стоявшие передо мною задачи, а именно максимально изучить опыт работы турецких товарищей и подробнейшим образом информировать мировую общественность о том, что на самом деле происходит в России.

Сразу хотелось бы сказать, что общение с турецкими коммунистами, их успехи, достигнутые в условиях, значительно более трудных, чем наши, всесторонние сравнения самой дееспособности РПТ с нашими компартиями — всё это буквально потрясло меня.

Все сравнения, увы, далеко не в нашу пользу. Выделю три основных момента. Во-первых, мы значительно отстали в идейной вооружённости, ибо в течение многих десятилетий усилиями Хрущёвых, Брежневых, Горбачёвых всех мастей и калибров были наглухо изолированы от достижений мировой марксистской мысли. И самое трагичное то, что в своей массе наши коммунисты страшно далеки от осознания этой горькой истины. Во-вторых, мы совершенно безобразно отстаем в своих организационных возможностях и способностях. И здесь, может быть, прежде всего надо отметить то, что мы абсолютно не умеем ни зарабатывать деньги для партии, ни эффективно расходовать их. И, наконец, третий фактор нашего отставания — это фактор кадровый. Самоотверженность, дисциплина, объём партийных нагрузок, идейная подготовка, профессионализм, работоспособность — всё это у турецких товарищей на уровне, о котором нам пока приходится только мечтать. Молодёжи (до 35 лет) в РПТ не менее 80-90%.

Всё это вызвало у меня чувства одновременно и радостные и горестные. Радостные потому, что мы, оказывается, вовсе не одиноки в этом мире в своих коммунистических устремлениях. Есть мировое коммунистическое движение высочайшего накала, идейности, профессионализма. Ну, а горестные чувства потому, что так и вопрос-то, увы, нельзя сегодня ставить, что, мол, «есть и кроме нас коммунисты». Нельзя, ибо надо сказать прямо — по сегодняшним мировым стандартам мы на коммунистов тянем весьма условно. И меня очень удивляют, что ведь были и раньше наши товарищи в ряде стран — в Бразилии, в Сирии, в Греции, в Корее, но никто нам о нашем отставании, о необходимости срочно его ликвидировать не сказал. Почему? И что вообще мы знаем о мировом коммунистическом движении?

Если бы не совокупность тяжёлых обстоятельств, не тысячи неотложных дел, я мог бы написать очень полезную книгу об этой поездке. Да, целую книгу. Но вряд ли это будет возможно. Поэтому по возвращении в Москву спешу рассказать о самом главном. И так как всё рассказанное мною обязано своим происхождением этой поездке, то пусть оно так и будет названо — «Письма из Турции».

Я только что говорил, что в числе прочего мы отстали от мирового коммунистического движения в идейной вооружённости. И один из важнейших факторов этого отставания связан с тем, что мы до сих пор не знаем правды о Мао Цзэдуне и его учении.

Находясь в Турции, я, наконец, в полной мере осознал то, о чем раньше мог лишь догадываться: та же самая пропагандистская машина, что оклеветала Сталина, в тех же целях, теми же подлыми приемами оклеветала и Мао Цзэдуна.

Я не имею сейчас возможности подробно рассказать о том, что такое маоизм. Если предельно кратко, то это развитие большевизма как учения о классовом подходе к общественным явлениям, о диктатуре пролетариата и революционном преобразовании общества в современных условиях. Может быть, лучше всего для начала проиллюстрировать сущность маоизма на примере того, как он отвечает сегодня на капитальнейший вопрос — что было главной причиной реставрации капитализма в СССР.

На этот вопрос у нас обычно отвечают, сводя всё к тому, что после смерти И.В. Сталина советскими руководителями был допущен целый ряд политических, идеологических и экономических ошибок, которые и привели к реставрации капитализма. Часть правды в таком ответе безусловно содержится, но только часть и притом не самая главная. Такой ответ, сводящий всё к личностям, к субъективному фактору простителен кому угодно, но только не марксисту. Ибо марксист обязан докопаться до объективных причин явления. И в данном случае это имеет не только историческое, но и важнейшее практическое значение для будущего социализма.

Во времена Маркса условия для победы социализма были только в развитых капиталистических странах Европы. Вся теория диктатуры пролетариата была построена Марксом на опыте Парижской Коммуны 1971 года. Поражение революции, реставрация капитализма пришли тогда от только что свергнутого класса буржуазии и только в этой классической буржуазии виделась тогда опасность реставрации. Такой же точки зрения придерживались последователи Маркса — Ленин и Сталин. Попытка реставрации капитализма в развязанной старой буржуазией гражданской воине, успешное строительство социализма после разгрома этой и последующих попыток реставрации путём разнообразного вредительства — всё это подтверждало вывод классического марксизма о том, что врагом социализма является лишившаяся власти, но ещё не уничтоженная как класс буржуазия.

В начале 1930-х гг. в нашей стране вся частная собственность на средства производства была изъята, а сама буржуазия, следовательно, была ликвидирована как класс. В связи с этим, а так же в связи с нашими успехами в индустриализации и обороноспособности, в 1936 г. Сталин заявил, что социализм у нас победил окончательно, и реставрация капитализма отныне невозможна. Разгром фашистской агрессии, казалось, полностью подтвердил это положение.

Но почему же тогда страна, победившая в единоборстве несметные гитлеровские полчища, без единого выстрела рухнула в ходе «перестройки»? Неправда ли — именно это сопоставление и по сей день терзает нас более всего своей кажущейся необъяснимостью?

Между тем вся пережитая нашей страной трагедия была с поразительной точностью предсказана и научно объяснена Мао Цзэдуном ещё в конце 1950-х гг.

Дело в том, что хотя в своей практике Сталин до конца боролся против проявлений буржуазности, он не успел сделать необходимый и решающий шаг в теоретическом понимании и обосновании этой борьбы. Считая, что с ликвидацией частной собственности на средства производства и в условиях юридического запрета на такую собственность с классической буржуазией окончательно покончено, Сталин в духе классического марксизма не допускал возможности появления в недрах социализма класса буржуазии совершенно новой модификации. Поэтому после ликвидации старой буржуазии все проявления буржуазности, враждебности социализму Сталин связывал с деятельностью капиталистических агентур. Возможно, по этой причине Сталин и просмотрел столь непохожего на «агента» будущего реставратора капитализма Н. Хрущёва.

Но вот Сталин умер (или был убит?), к власти приходит Хрущёв, и вскоре на примере советского общества Мао Цзэдун делает важнейший вывод: в недрах социалистического общества даже после ликвидации классической буржуазии постоянно идёт процесс появления буржуазии нового советского типа, в связи с чем классовая борьба не прекращается, причем неучёт этих обстоятельств ведёт к непременной реставрации капитализма.

Такое утверждение полностью соответствует фундаментальному положению материалистической диалектики о том, что материальная система, даже будучи изолированной от любых внешних воздействий (в нашем случае от воздействия империализма, сионизма и т.п.), постоянно изменяется, причем главным фактором её развития (изменения) является именно саморазвитие. Почему же не происходить изменению, саморазвитию-регрессу, выражающемуся в накоплении буржуазности, если в самой природе человека наряду с потребностями коллективизма сидят и «гены частника»? Тем более, если эти процессы не встречают достаточного противодействия, а во многом даже стимулируются.

Конечно, Мао был абсолютно прав. Но, как отмечал Ленин, даже геометрические теоремы легко «опровергаются», если они задевают чьи-либо интересы. В данном случае были задеты интересы советской буржуазии, в то время ещё предпочитавшей находиться в тени, и на Мао был обрушен шквал негодования.

Нет сомнений в том, что проживи Сталин ещё несколько лет, имей он возможность ещё некоторое время наблюдать советское общество, он пришел бы к тем же самым выводам, что и Мао. Но Сталин умер (или был убит?), и к власти пришел Хрущёв.

Формально, с точки зрения привычных понятий, советская буржуазия вовсе не была буржуазией, ибо юридически не имела в частной собственности средств производства. Однако фактически государственные средства производства, а стало быть, и связанные с ними работники, в значительной степени перешли под начало этого нового класса своеобразных коллективных собственников, которые в силу своей партийной, административной власти использовали, эксплуатировали их в своих интересах под видом интересов общественных. При этом, в отличие от классической, советская буржуазия получала эту частную собственность просто в связи со своим должностным положением без вложения своего капитала и, прямо скажем, с гораздо меньшим трудом и риском. Таким образом, вскоре после воцарения Хрущёва вместо нормальной для социализма развития собственности от государственной к общественной началось её движение к закамуфлированной частной собственности.

Всякая частная собственность требует рынка, а затем капитализма. Поэтому после первого шага — сосредоточения власти и собственности у совбуржуазии — должен был последовать и второй шаг, движение к рынку, т.е. к капитализму. В сфере экономики такой шаг был сделан в виде целого каскада реформ в направлении постепенного разгосударствления собственности. Это передача МТС колхозам, организация совнархозов при Хрущёве, печально знаменитая «экономическая реформа» 1965 года при Брежневе. Известны и крупнейшие отступления от социализма в сфере идеологии и политики. Это отказ Хрущёва от диктатуры пролетариата, выразившийся в объявлении СССР всенародным государством, а затем КПСС — всенародной партией, а значит государством и партией не только трудящихся, но и… Нельзя не отметить также всё более возраставшего разрыва с международным коммунистическим движением, завершившийся тем, что Советский Союз отгородили от этого движения подлинно «железным занавесом», через который к нам не проникала никакая критика.

Чисто внешне эти изменения в идеологии и политике выглядели всего лишь как результат расхождений в оценке деятельности Сталина. На самом же деле и эти расхождения и эти изменения в идеологии и политике были прежде всего связаны с новой объективной реальностью — интересами появившегося у нас класса совбуржуазии.

То же самое и в сфере экономики. Конечно, все отмеченные экономические реформы могли в принципе иметь и чисто субъективные причины, например, быть ошибкой группы лиц, но главное состоит в том, что этих реформ, умалявших значение госсобственности и единого планирования и подготовлявших переход к рынку, опять-таки уже требовала новая политическая реальность — интересы класса совбуржуазии. Поэтому раньше или несколько позже, усилиями одних или других деятелей, по причине ошибок или, вероятнее, всё-таки с осознанными умыслом, все эти реформы должны были быть внедрены в жизнь.

При переходе власти от пролетариата к буржуазному меньшинству эффективность социалистического производства стала резко падать. Но совбуржуазию волновали не общественные, а собственные интересы, а кроме того, устраивала всякая дискредитация социализма.

Нужно ясно понимать, что при всей вредоносности упомянутых реформ не они явились первопричиной реставрации капитализма, не они вызвали появление совбуржуазии. Напротив, перерождение различных слоев партийного, советского, государственного, хозяйственного руководства в совбуржуазии было фактором, стимулирующим антисоциалистические реформы.

Чрезвычайно наивным является объяснение развала социализма предательством Горбачёва. Нет! Первопричина — класс советской буржуазии. Он породил Горбачёва, на него в первую очередь, а отнюдь не на американский империализм, международный сионизм и прочие внешние факторы опирался Горбачёв. Внешние факторы могли играть лишь роль катализатора основного процесса. Таким образом, реставрация капитализма прежде всего была результатом вызревания совбуржуазии в недрах социалистического общества, результатом того, что буржуазия победила в непрекращавшейся во все время существования советской власти классовой борьбе. Мао Цзэдун предсказал такой ход событий ещё в 1960-х гг. и оказался абсолютно прав.

Из сказанного вытекает ряд важных выводов. Маркс ожидал быстрой победы социализма в развитых странах. Однако империализм за счёт дополнительной эксплуатации слаборазвитых стран смог ослабить протест собственных трудящихся, и борьба за социализм переместилась на восток Европы, а затем в Азию и Латинскую Америку. Из этого следует сделать вывод, что переход до окончательной победы социализма будет длительным.

Весь этот длительный период, даже после ликвидации прежней классической буржуазии, будет вестись классовая борьба между пролетариатом и новой буржуазией, в том числе борьба в форме противостояния научного социализма и ревизионизма. Госбуржуазия, присвоив всю полноту власти, будет упорно вести дело к реставрации капитализма, после чего будет стремиться скорее перейти в состояние классической буржуазии, используя свое положение для того, чтобы раньше других уже и юридически присвоить государственную собственность.

Именно так происходило в СССР, и мы знаем, что именно разного ранга партийные, советские и государственные лидеры быстрее других стали наиболее многочисленными и характерным лидерами капитализации.

Заранее предвидя этот процесс, Мао Цзэдун сделал важнейший вывод о том, что социалистическая революция ни в коем случае не должна заканчиваться свержением старой классической буржуазии, а должна заканчиваться в форме жёсткого контроля рабочим классом над новой государственной властью. Рабочий класс должен внедряться во власть и по горизонтали и по вертикали.

Ясно, что осуществить собственное и высокоэффективное руководство — задача для рабочего класса даже более сложная, чем осуществление первичной революции. Пролетариат должен ещё дорасти до возможности решать такую задачу. Поэтому ещё Маркс указывал, что революция нужна не только для свержения буржуазии, но и для глубоких революционных изменений в самом рабочем классе.

Эти необходимые изменения, согласно Мао, должны происходить в рабочем классе в ходе осуществления им жесткого контроля власти, в борьбе рабочего класса за новый социалистический порядок.

Задача пролетарской партии — поднять широчайшие массы на эту борьбу. Но, утверждал Мао, нельзя добиться желаемых изменений в массах только на основе руководящих поучений. Необходимо добиться инициативы самих масс, необходимо вовлечь массы в политику, беспартийных привлечь к внутрипартийной борьбе. Таким образом, после первой революции нужна вторая, причем длительная революция снизу.

Именно из такой необходимости исходил Мао Цзэдун, инициируя в Китае «культурную революцию» и утверждая, что массы должны быть вовлечены в борьбу с многочисленными китайскими хрущёвыми. Задача партии в культурной революции — доводить массы трудящихся до уровня избранных. Иначе у партии создается ложное ощущение своей элитарной правоты. Тогда начинается отрыв партии от масс, диктатура партии над пролетариатом и в конце концов пролетарская партия перерождается в буржуазную.

Таким образом, есть только один способ подавления новой буржуазии — постоянная политическая борьба широких масс с этой буржуазией, прежде всего путем жёсткого контроля пролетариата над всеми видами власти. Поэтому деполитизация масс есть антикоммунизм.

Проведение столь грандиозной программы в условиях Китая было делом чрезвычайно трудным и, разумеется, не могло обойтись без множества перегибов и прочих негативных моментов. Наше руководство опасаясь, что огонь критики с китайских перекинется на советских хрущёвых и брежневых, бойко использовало эти трудности и эти негативные моменты для того, чтобы подвергнуть популистской критике культурную революцию, КПК и самого Мао. Так был сделан ещё один шаг для того, чтобы отбросить СССР, КПСС от мирового коммунистического движения, от достижений современной марксистской мысли. Демагогически проклинаемый «железный занавес», якобы, отгораживающий нас от влияния Запада, отменно пропускал все виды идеологического яда и буржуазной антикультуры, но нигде не упоминаемый заслон намертво перекрывал поступление к нам свежего воздуха мировой коммунистической мысли и практики.

Впрочем Горбачёв всё-таки воспользовался идеями Мао, но весьма своеобразно. Зная, сколь горячий отклик вызвал в Китае призыв бороться с китайскими хрущёвыми, он инициировал процесс неограниченной критики партгосаппарата у нас в стране, что во многом как бы напоминало китайскую культурную революцию. Однако сходство было поверхностным, ибо процесс этот скрытно был направлен с самого начала не на укрепление, а на разгром социализма1. При этом Горбачёв постоянно изображал дело так, что он сам хочет улучшения социализма, но противники социализма перехватывают инициативу управления массами.

Истина, однако, состоит в том, что болезнь буржуазного перерождения была уже давно и безобразно запущена, и партийно-государственная элита уже давно начала, а при Горбачёве лишь завершала свою контрреволюцию, замаскированную под «революцию сверху».

В этом «сверху» была великая трагедия нашего социализма. Мы помним ленинские слова о том, что социализм есть творчество масс. Но вся грандиозность и всё лицемерие обмана перестройки состояли в том, что она была закамуфлирована под инициативу и творчество масс, а на деле массы попали в положение человеческого стада, которое умелые провокаторы гонят на убой. И здесь опять нужно вспомнить Мао, который подчёркивал, что настоящие революции проводятся не сверху, а только снизу.

Сегодня много говорят, что рабочий класс не оправдал надежд и усиленно начинают искать другого «гегемона». Это не ново. Крупные поражения революции всегда вызывают панику и помутнения интеллигентского сознания. Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» хорошо высек интеллигентов, в сознании у которых после поражения 1905 года исчез не только марксизм, но и сама материя.

Ныне так называемые «прогрессисты», группирующиеся вокруг газеты «Контраргументы и факты», утверждают, что в результате научно-технического прогресса наиболее революционными сегодня являются работники наукоёмких производств2. В том числе, конечно же, и директорский корпус, который, как известно, в большинстве своём с превеликим удовольствием принял капитализацию.

Новые «обогатители марксизма», похоже, столь довольны своим открытием, что не только превозносят созданного их воображением нового «гегемона», но убедительности ради принялись унижать рабочий класс. Не ново, не ново! В тридцатых годах так называемая Промпартия уже выступала с подобной элитарной теорией, но вовремя получила отпор. И не только политический. А. Толстой в «Гиперболоиде инженера Гарина» прекрасно показал, куда ведёт гегемония элитарной научно-технической интеллигенции.

Сегодня особенно важно вовремя дать отпор буржуазным потугам списать в архив определяющее революционное значение рабочего класса. Для этого надо прежде всего правильно понять причины временной политической пассивности (а порой даже реакционности) рабочего класса. Почему рабочий класс до сих пор не вступил в борьбу против реставрации капитализма, не пожелал сохранить свою власть? Да потому, что эта власть давно была отнята у него совбуржуазией и сегодняшние поколения рабочих по сути никогда на деле и не ощущали себя подлинными хозяевами страны. И в то же время непрерывная лесть в адрес рабочего класса усыпляла его сознание, отводила его мысли от необходимости участия в политической борьбе. Постепенно потерявший свои бойцовский качества рабочий класс в последние десятилетия подвергся особенно сильной политической дезактивации. Сегодня режим вновь и вновь подкупает его обильно выпускаемыми, но не обеспеченными товарами — фальшивыми! — деньгами. Это чревато последствиями для режима, и раз он всё-таки делает это, значит, он, в отличие от наших «превзошедших Маркса» мыслителей, понимает потенциально грозную силу рабочего класса.

Конечно, возможность такого подкупа не вечна. Предел ему положит неизбежное углубление экономического кризиса. Это углубление заставит эксплуататоров действовать жёстче, в частности — выбрасывать на улицу миллионы безработных. Вот тогда начнется самое главное и решающее противостояние в нашем обществе — противостояние между рабочим классом и буржуазией. Настоящее наступление социализма начнётся, когда созреют условия для нового пробуждения политической активности рабочего класса.

Разумеется, это не значит, что коммунисты должны сидеть сложа руки и ждать этого момента. Задача коммунистов состоит в том, чтобы всемерно ускорить созревание этих условий, а также в том, чтобы суметь быстрее вооружить рабочий класс всеми достижениями современного научного коммунизма, всем опытом борьбы, накопленным международным рабочим движением. Для нас, коммунистов СССР, это совсем не просто, ибо мы пока ещё в массе своей не представляем себе, насколько потеряли само ощущение большевизма, насколько погрязли в традициях оппортунизма.

Если нам давно надо, восприняв Сталина, идти дальше вперёд к Мао, а мы всё ещё дискутируем на тему, надо ли объединяться с… Зюгановым (??!), это самый объективный показатель деградации нашей коммунистичности.

Мы должны отбросить ныне всякое комчванство, основанное на великом коммунистическом прошлом наших титанических отцов и дедов.

Учиться и догонять — вот сегодняшняя задача для нас! Из развивающихся стран, нарастая, идёт вторая могучая волна борьбы за социализм. Усвоив все достижения нынешнего мирового коммунистического движения, мы должны решительно вырваться из тисков оппортунизма и внести в общемировую борьбу за социализм вклад, достойный первой колыбели нового общества, Родины великого Ленина и Сталина!

Письмо второе

В прошлом письме я постарался на конкретных примерах обрисовать суть маоистского подхода к современной теории диктатуры пролетариата и вместе с тем показать, сколь значительно отстало сегодня наше коммунистическое движение от передовой марксистской мысли.

Мне представляется, что именно это отставание в идеологии в значительной мере определяет наше отставание и в вопросах, связанных с организацией и кадровой работой. Ведь идеология определяет цели, влияет на выбор методов их достижения, создает определённый тонус, накладывает свой отпечаток на критерии в подборе кадров.

И, конечно же, революционность идеологии турецких товарищей во многом способствовала их практическим достижениям, полученным, кстати, в чрезвычайно трудных условиях.

Чтобы лучше понять эти условия, надо хотя бы в самых общих чертах рассказать о самой Турции. Страна эта с населением около 60 млн. человек находится практически в полной зависимости от США. Турция — член НАТО, на её территории расположены военные базы США. Находясь в русле реакционной внешней политики США, Турция участвует в её военных акциях, например, в Ираке и Сомали. Бросается в глаза поверхностная американизация страны — пестрота набитых яркими товарами магазинов, автомобильные пробки, оазисы роскоши и кварталы немыслимо убогих лачуг. Разумеется, давит культурный империализм.

Внешний долг Турции за последние 10 лет возрос с 10 до 60 млрд. долларов. В результате национальный доход Турции сегодня не может покрыть даже процентов от этого долга. Турция вынуждена распродавать свои богатства. Да что там говорить, если турецкий президент перещеголял нашего — он гражданин США. Но надо отметить, что иностранная собственность на землю запрещена.

Турция ещё не дошла до стандартов буржуазной демократии. Есть виды докапиталистических производств и идеологий. Сильно влияние исламской реакции и в принципе не исключена трансформация в исламское государство.

Рабочий класс Турции — около 10 млн. человек, т.е. вместе с семьями составляет около половины населения. Очень велика безработица. Зарегистрированных безработных около 3 млн., незарегистрированных около 2 млн., и около 5 млн. работают за рубежом, в основном в Германии. Таким образом, капиталистическая Турция не в состоянии дать работу 1 млн. человек, которые вместе с семьями, опять-таки составляют половину населения.

Существенным фактором политической жизни является борьба с американским империализмом. Однако, если до 1960-х годов, здесь практически все были настроены против него, то с 1980-х годов начиналась его сильное наступление.

Социалистическое движение в Турции началось после Октября 1917 года. В 1920 г. была нелегально основана коммунистическая партия Турции, которая много раз способствовала предреволюционному накалу рабочего движения. Но всякий раз буржуазия в решающий момент отвечала на это военными переворотами, жёсткими репрессиями, запретами Компартии.

Последние военные перевороты 1971 и 1980 гг. ускорили процесс расслоения коммунистического движения в Турции по степени революционности и характеру предпочитаемых методов борьбы. Группировке, следующей в русле оппортунистической идеологии КПСС не удалось найти себе достаточной опоры в массах и она, как и сама КПСС ушла с политической арены.

Мне довелось познакомиться с тремя компартиями. Две из них легальные, не включающие в свое название запрещённое слов «коммунистическая». Это организатор встречи Рабочая партия Турции (РПТ) и Социалистическая партия Турции (СРПТ). Третья — нелегальная, наиболее левая, называется Коммунистической марксистско-ленинской партией Турции3. Нетрудно уловить определённое подобие в процессах, характеризующих ныне и наше коммунистическое движение.

Первое знакомство с РПТ произошло сразу же по прибытии в Стамбул в редакции её газеты «Aydinlik» («Просвещение») и было ошеломляющим.

Газета на 12-ти полосах большого формата (т.е. по объёму приближается к журналу), трёхцветная, многоплановая, высокоинформативная, прекрасно оформленная, выходит ежедневно (7 раз в неделю) тиражом 50 тысяч экземпляров для Турции и плюс ещё по 20 тысяч ежедневно для Германии, Швеции, Норвегии, Польши, Франции!

Редакция расположена на 2-х этажах общей площадью около 400 кв. метров. В одном только зале, который я осмотрел, было 36 компьютеров, великое множество разнообразных ксероксов, факсов и ещё каких-то незнакомых мне машин. Штат редакции около 150 человек. Невольно мне пришлось вспомнить удручающую бедность наших компартий, у которых порой и единственного телефона-то нет.

В дальнейшем я много раз убеждался в прекрасном материальном обеспечении РПТ, которое, по нашим меркам, кажется просто невероятным. Так, в разных городах я видел помещения партийных центров, многие из которых были просто великолепны.

Между тем партия небольшая, в 5-6 раз меньшей нашей РКРП и составляет 10 тыс. человек4, включая ряд отделений партии в других странах. В партии 50 освобождённых работников, т.е. 1 на 200 человек. Расчёты показали, что, имея 500 освобождённых, можно довести число членов за счёт сельских районов до 50 тысяч. Но это отняло бы средства от газеты, и решили, что газета важнее.

Почему партия маленькая? Это прежде всего следствие принципа — не наращивать численность за счёт безликих, пассивных членов, а иметь партию активистов — личностей, умеющих быть лидерами в массах, способных не состоять, а работать в партии. Это, кстати, ленинский принцип.

Но откуда у маленькой партии такие средства? Газета, естественно, дохода не даёт и не имеет помощи от правительства, как наша «Правда» и К°. Членские взносы не являются финансовым фактором. Это фактор дисциплины. Может быть какие-то спонсоры, совестливая буржуазия? Нет! Эта партия великолепно умеет делать то, что мы не умеем и не хотим — зарабатывать и эффективно тратить.

Доходы партии идут от хозяйственной деятельности партии, от ряда предприятий, но, главное, от великолепного издательства, которое дает основной доход. Издают марксистскую литературу на разных языках, переводы мировой классики. Издательство выпустило уже более 150 книг, кроме того, ежемесячно издается журнал «Теория» тиражом 5 тыс. экз.

Партия очень эффективно проводит компании пожертвований, пользуясь тем, что число поддерживающих её сторонников очень велико. В 1978 г. под лозунгом создания рабочей газеты было собрано 5 млн. долларов! Выпускались памятные открытки стоимостью 60 долларов. В 1992 году каждый член партии сдал на газету месячный заработок.

Нe секрет, что занятия коммерцией могут разлагать людей. Поэтому хозяйственная деятельность ведется под строгим партийным контролем. Один из членов Политбюро ответственен за обеспечение материального положения партии. Финансово-хозяйственная работа слита с идеологической через лозунг: народ должен максимально помогать Революции.

Основная работа РПТ проводится среди рабочих, которые вместе с крестьянами составляют 80% партии. Влияние на рабочих в значительной степени партия осуществляет через профсоюзы. В свою очередь, влияние партии на профсоюзы основано на её борьбе за прогрессивные законы о профсоюзах, за отмену законов о преследовании рабочих, борьбе против приватизации государственного имущества. Создание собственных профсоюзов в данный момент нереально и партия борется за внедрение в руководство существующих профсоюзов своих коммунистических лидеров. Борется успешно.

Главная задача партии в работе на заводах: создание партячеек и контролируемых партией забасткомов. Основные парторганизации в крупных городах. Если в целом по Турции 1 член РПТ приходится на 6 тыс. жителей, то в Анкаре на 5 млн. имеется 1500 тыс. членов, т.е. 1 член партии на 4 тыс. читателей. Самая крупная организация — в самом большом городе, десятимиллионном Стамбуле.

В ходе революционной деятельности сложились основные принципы работы партии.

  1. В своей борьбе максимально не подчиняться запретам господствующего класса, внутри партии не допускать перехода инициативы в руки тянущих назад.

  2. Понимать народ, верить в него, сотрудничать с ним.

  3. Об этом принципе только что говорилось, но он стоит повторения — наращивать партию только за счёт способных быть лидерами, реально работать.

    Чрезвычайное значение предается обязательной и напряжённой партийной нагрузке. Если член партии активно в партии не работает, он становится не просто балластом, который попусту множеством способов отнимает силы у работающих. Такой не занятый делом член, как правило, начинает компенсировать свою бездеятельность вредной псевдодеятельностью — лестью руководству, участием в интригах, распусканием слухов и т.д.

    Партия постоянно занята обучением своих кадров и не только общеполитическим обучением. Ведь партии нужны люди, владеющие самыми разными профессиональными навыками. И я не мог не обратить внимания на то, что члены РПТ, как правило, этими навыками обладают. Владеют автомобилем, компьютером, иностранным языком и т.п. Это служит необходимой материальной основой для активности партии, эффективности ее работ. Это партия умеющих. Ленинский принцип! И, наконец, хотелось бы сказать о мужестве членов РПТ. Практически все лидеры партии многократно сидели в тюрьме. Генеральный секретарь партии Догу Перинчек, человек огромного интеллекта, работоспособности, неотразимого личного обаяния из своих 52 лет жизни и 30 борьбы 12 лет провел в тюрьме.

  4. Не ждать пассивно готовности трудящихся для наступления, а ускорять, инициировать эту готовность. Но переходить в наступление только при наличии такой готовности.

  5. Определять главного врага, главное направление удара и собирать для этого удара все подходящие для сотрудничества силы.

  6. Правильно определять границы — начало и конец действий, а также оптимальные формы действий. Например, когда у профсоюзов отобрали право забастовок, то было использовано право ухода к врачу.

  7. Учитывать опыт всех компартий, но, как выражаются турецкие товарищи, «носить свою голову на своих плечах».

Большое впечатление произвело на меня организационное умение партии. Разумеется, оно базируется и на наличии средств, но не только на этом.

Умение это ярко выразилось, в частности, и в организации всей моей работы в течение 12 дней пребывания в Турции.

При первом же знакомстве Д. Перинчек сказал: «Мы хотели бы с Вами очень интенсивно поработать, но боимся, что вы устанете». Я ответил, что до недавнего времени занимался бегом на сверхдлинные дистанции, в силу чего утомить меня не так уж просто. В итоге я совершил автобусный марафон по маршруту: Стамбул — Анкара — Денисле — Ушак — Измир — Стамбул.

Общее время в пути составило около 30 часов, не считая многочисленных поездок внутри этих городов.

Мною было проведено: 2 выступления (Стамбул, Анкара) на крупных мероприятиях типа митинга, 7 больших пресс-конференций для общественности, каждая длительностью около 3-4 часов, 2 телеинтервью, 3 обстоятельных беседы с руководством компартий, 5 больших пресс-конференций и интервью с представителями около 20 газет, журналов, радиокомпаний.

И это только самые значительные мероприятия.

Надо было видеть, как это было организовано! Это напоминало прекрасно отлаженный технологический процесс, где всё учтено, расписано во времени, где организаторы этого процесса действуют эффективно и без суеты. Десятки людей во время сменялись около меня — официально сопровождающие, водители, охрана, переводчики, организаторы отдыха, питания и т.п. и т.п. и всё делалось без единого сбоя.

Все дни были расписаны по минутам и Совместная декларация, которую мы составили с Д. Перинчеком, писалась уже в ночь с 20 на 21 декабря. Когда мы глубокой ночью завершили её, Д. Перинчек, улыбаясь, спросил: «Ну, теперь-то Вы, наконец, устали?». Я честно признал, что действительно немного устал, но столь напряжённую и продуктивную работу воспринимаю, как большое счастье. Это и в самом деле было настоящее счастье — подлинное духовное пиршество, причём безо всякой омрачающей бестолковщины.

Письмо третье

Как оценивает мировая и коммунистическая общественность происшедшие и ныне происходящие в нашей стране процессы? Думаю, что для понимания этого небезынтересно привести некоторые типичные вопросы, на которые мне приходилось отвечать в Турции.

К первой группе можно отнести вопросы о причинах поражения социализма в СССР и ряде других стран.

  1. В чём главная причина реставрации капитализма в СССР? (Выше я уже показал, как на этот вопрос отвечают турецкие коммунисты, мыслящие в духе маоизма).
  2. Почему же вы не слушали предупреждений Мао Цзэдуна?
  3. Почему рабочие ещё при Хрущёве не протестовали против ликвидации и диктатуры пролетариата?
  4. Удалось ли вашему социализму создать нового человека?
  5. Могли ли трудящиеся при Сталине участвовать в политике?
  6. Как буржуазия могла пробраться в партию? Ну, ладно, не понимали что-то при Хрущёве и Брежневе. Но ведь при Горбачёве-то всему миру было ясно, что происходит убийство социализма? Как же могла спать ваша великая ленинская партия?

Вторая группа вопросов относится к нашей сегодняшней борьбе.

  1. Как думаете победить? Через парламент или революцию? Понимаете ли, что любой парламент это чепуха?
  2. Коммунисты полностью потеряли авторитет в народе или нет?
  3. Народ понимает различие между коммунистами и «коммунистами»?
  4. Каковы сегодняшние основные формы вашей борьбы? Что получается и что нет?
  5. Сколько компартий и почему?
  6. Поделитесь опытом борьбы женщин. Что потеряли советские женщины? Что издают женщины?
  7. Чем объясняете спячку вашего рабочего класса? Что делаете, чтобы разбудить его? Ваши прогнозы по этому вопросу.
  8. Как Вы относитесь к представителям собравшихся здесь компартий, которые остро критиковали КПСС, называя её даже национал-шовинистической?
  9. Социализм понятие не простое. Но как же мог потерять даже чисто национальную гордость народ Чайковского и Рахманинова, Пушкина и Достоевского?

Все перечисленные вопросы — это вопросы коммунистов. Отвечать на них порой было непросто. Казалось иногда, что меня не понимают, ибо спрашивают снова и снова одно и тоже. Относил это к нечёткости перевода, но потом понял, что турецкие товарищи просто хотят не приблизительной, а полной, я бы сказал, строго марксистской явности, и часто мы только сообща добивались такой ясности. Общение с высококвалифицированной аудиторией доставляло настоящую интеллектуальную радость.

Но это коммунисты. Другое дело — буржуазные журналисты. Совсем иной, гораздо более низкий во всех отношениях уровень. Им не нужна глубина, чужды поиски истины.

Задают банальные вопросы? и я чувствовал, что ответы их не очень-то интересуют. Мне кажется, что свою в общем-то интересную работу они превращают в очень скучную. Наши буржуазные журналисты точно такие же. При этом явственно ощущается единый стандарт массового мышления, стандарт, созданный усилиями единой мировой буржуазной пропаганды.

Вот характерные вопросы.

  1. Как объяснить неожиданный успех коммунистов?
  2. Означает ли победа Жириновского полную победу фашизма?
  3. Крайне интересный вопрос: «Возможен ли блок ельцинистов и коммунистов против фашиста Жириновского?» (!!).

Трудность была в том, что я имел целью показать им, что фашизм несет Ельцин, а они были уже намертво запрограммированы на то, что фашизм связан с Жириновским, и в таком духе была в кратчайший срок обработана вся мировая общественность!

Тем не менее мне в определенной мере удалось переломить ситуацию, ибо мои беседы с журналистами нашли отражение в прессе. И в более поздних интервью тон вопросов стал меняться. Вот некоторые из них.

  1. Правда ли, что Жириновский менее опасен, чем Ельцин?
  2. Сыграла ли роль личность Ельцина в поражении его блока?
  3. Могут ли США, используя зависимость Ельцина от них, направить агрессию России на другие страны?
  4. Что может ожидать Татарстан и Чечню, которые не хотят жить с Россией?

Помимо встреч, организованных РПТ, я провел также пресс-конференцию для членов CРПТ в Анкаре. Это очень маленькая партия — всего 1000 членов, но, интересно, что и она ежемесячно издает два партийных журнала.

Особенно интересной была, к сожалению, краткая встреча в Стамбуле с редакциями левых коммунистических изданий, а именно журнал «Партизан» (ежемесячно 10 тыс. экз.), журнала «Молодёжь» (ежемесячно 7 тысяч) и газеты «Свободное будущее» (2 раза в месяц по 17 тысяч) — издания интересны тем, что они имеют отношение к Коммунистической марксистско-ленинской партии Турции5, которая отрицает парламентскую борьбу и стоит за взятие власти вооружённым путем. Причём не только говорит об этом, но уже сегодня делает это, особенно интенсивно и успешно ведя такую борьбу в курдских районах.

Партия эта создана в 1968 г. Ибрагимом Кайпаккая, который впоследствии был расстрелян.

Вообще надо сказать, что современное коммунистическое движение, национально-освободительное антиимпериалистическое движение, прогрессивное молодёжное движение имеет много славных героических страниц, много подлинных героев, о которых мы практически ничего не знаем.

Что например, знали или сейчас знаем мы об истинном положении в Китае, Албании, о Красных кхмерах, о левом коммунистическом движении? Ничего. А ведь и в нашей стране в хрущёвско-брежневские времена были не только крикливые диссиденты, но и настоящие герои коммунистического сопротивления, люди, отдавшие жизнь борьбе с антикоммунизмом. И до сих пор у нас не известны ни их имена, ни их ценнейшие работы. Ибо жили и живём в атмосфере хорошо организованной буржуазной системной клеветы, опутавшей всю планету.

В Стамбуле я имел интереснейшую встречу в так называемом Фонде «1968 г.». Тогда возникшие в Париже сильнейшие студенческие волнения, прокатившись по Европе, дошли до Турции. Студенты захватили Стамбульский университет, выставили свои требования. Самое главное то, что их примеру вскоре последовали рабочие и даже крестьяне, которые стали захватывать власть, заводы, землю на местах. Революционная волна, усиленная антиамериканскими настроениями, достигла необычайной высоты. Эти события выдвинули много значительных личностей. Часть молодёжных лидеров стала впоследствии виднейшими коммунистическими лидерами. Один из них — генеральный секретарь РПТ Д. Перинчек.

Разумеется, нам в СССР о прогрессивном студенческом движении 1968 г. в Европе и Азии практически ничего не было известно. Правящей псевдокоммунистической элите хотелось, чтобы наша молодёжь пребывала в духовной дремоте. Стратегической задачей ВЛКСМ уже тогда было… одурманивание молодёжи рок-музыкой…

Всё время нахождения в Турции я глубоко сожалел, что мои товарищи — коммунисты СССР — не имеют возможности видеть и познать то, что вдруг так неожиданно и щедро открылось мне. Я глубоко сожалею, что не имею возможности рассказать о многих турецких коммунистах, с которыми я познакомился и которые теперь навсегда будут жить в моей благодарной памяти.

Я, между прочим, обратил внимание ещё на одну прекрасную особенность турецких коммунистов, о которой ещё не рассказал. Эта замечательная особенность состоит в том, что они абсолютно не заряжены национализмом, не заряжены не только ненавистью, но даже каким-либо скепсисом по отношению к другим народам. Признаюсь — я тщетно искал хотя бы каких-то следов антисемитизма среди турецких коммунистов, но не нашел. А причина простая — их действительно марксистская идеология заставляет их быть действительно интернационалистами.

И поневоле с горечью отмечаешь, что долго находясь в зловоннейшем оплоте чёрного антинаучного кликушества, многие наши коммунисты стали терять подлинно научные ориентиры.

Хочу рассказать об одном ярчайшем эпизоде прошедшей встречи. Я первоначально был весьма расстроен, узнав, что первый и последний дни встречи (в Анкаре и Стамбуле) отдаются Фестивалям революционной песни. Это я-то, чуть ли ни всю жизнь проповедовавший абсолютно незаменимое значение искусства для воспитания нового человека!

И вот на этих Фестивалях искусство ещё раз напомнило мне, что оно может воздействовать гораздо сильнее простой логики слов, а порой даже сильнее… самой жизни. Ибо настоящее искусство — это концентрированное содержание жизни.

Эти музыкальные Фестивали потрясли меня, пожалуй, даже больше, чем всё остальное в Турции.

Мне открылись, я бы сказал, целые космосы необычайных по своей силе современных революционных песен. Звучали, конечно, и старые, в том числе известнейшая наша песня с обжигающими душу словами — «Красная Армия всех сильней!» — после которой были овации и громоподобное скандирование огромного зала в честь нашей Родины. И трудно было сохранять спокойствие, когда тянулись ко мне десятки рук и звучало — «Спасибо товарищи!». Как будто это я сочинил такую песню или как будто это я сделал когда-то свою Родину такой великой…

Но всё-таки особое впечатление свежести, чистоты, энергии произвели именно современные революционные песни, от которых мы оказались так же отрезанными, как и вообще от коммунистического движения. Больше всего потрясла меня песня композитора и поэта Сарпера Езсана «Майский марш», которая стала гимном турецких коммунистов.

Когда весь огромный зал в едином порыве пел эту песню, я вспомнил один эпизод из истории оперы. Музыка Джузеппе Верди, как известно была сильнейшим оружием итальянского национально-освободительного движения прошлого века против австро-венгерского владычества. Многие оперные арии Верди сразу же становилось революционными песнями.

И вот такой случай. В феврале 1853 г. в Риме шла премьера оперы «Трубадур». После героической арии (стретты) Манрико и хора «К оружию!» в зале вспыхнула манифестация, она вылилась на площадь, разлилась по улицам и началась Революция!

Скоро исполнится 400 лет с той поры, когда во Франции Я. Пери и О. Ринучинни создали первую оперу. Это был поистине драгоценный плод эпохи Возрождения. Но за 400 лет опера так и не научилась отображать современность. И в этом была одна из причин деградации оперы. Сегодня специалисты говорят даже, что опера умерла.

Но вот, слушая «Майский марш», я чувствую, что эта музыка не уступает музыке Верди.

Огонь молодой, нерастраченной жизни, огонь Востока, не поддавшийся растлению западной цивилизацией, может оживить дряхлый, полумёртвый западноевропейский социализм. Этот огонь, точно так же, как когда-то арабская кровь дала нам Александра Пушкина, может дать новые невиданные силы Революции социальной, а вместе с тем и подлинной Революции в искусстве. И слушая этот великолепный «Майский марш», я, казалось мне, слышал вступление к грядущей новой Опере, которая обязательно придет к нам.

…Потом было кино. Избранные кадры из истории нашей Революции. Когда на экране появлялись Ленин, Сталин, просто наше Красное Знамя — снова был гром оваций и снова мне жали руки со словами: «Спасибо, товарищ!». Надо было видеть энтузиазм, молодой энтузиазм людей, силу их чувств!

Турецкие коммунисты потрясены тем, что случилось у нас. Потрясены, хотя в отличие от нас, они знали работы Мао, а стало быть и всё, что нас ждет. Чувствовалась их огромная симпатия к нашей стране, боль за неё, желание помочь.

Один из ораторов — генеральный секретарь СРПТ Тургут Кочан сказал: «Огромное сердце мирового коммунистического движения болит сегодня за тех героев, что борются в Москве, во всем Советском Союзе против фашизма. Американский империализм был бит в Корее, Вьетнаме, Иране. Он будет бит и в России. Ибо разве может быть, чтобы партия великого Ленина исчезла с лица земли? Этому не бывать! И чтобы фашизм в России был повергнут, сердца всех коммунистов мира должны биться вместе…».

И снова тянулись ко мне руки друзей, и снова звучало: «Спасибо, товарищ!». Какое всё-таки это счастье быть коммунистом и быть среди коммунистов!…

…Но счастье счастьем, а надо лететь в Москву и работать, работать, чтобы счастливее были все. И вот обратный рейс Стамбул-Москва.

Самолёт штурмуют наши русские женщины, но, увы, не некрасовские, не тургеневские, а скорее поповско-собчаковские. Они тоже примерно такое же время были в Турции, но ничего не видели, ничего не узнали, кроме магазинов. Тащат в самолет какие-то невероятных размеров баулы.

Окружающие иронически, а то и презрительно смотрят на этих роботов. «Как же мог потерять даже чисто национальную гордость народ Чайковского и Рахманинова, Пушкина и Достоевского?» — слышится мне вопрос на одной из минувших пресс-конференций. «Уважаемые дамы и господа!» — звучит из репродуктора, словно стремясь доконать меня.

Я стараюсь не обращать внимания ни на это радиохамство, ни на этот «народ Чайковского и Рахманинова». Я стараюсь сосредоточиться на пережитом, сделать необходимые выводы. Конечно, для окончательных и лающих конкретные рекомендации выводов надо ещё многое проанализировать, о многом посоветоваться с товарищами.

Но кое-что можно сказать уже теперь.

Можно сказать, что сопоставление позиций РКРП с передовыми тенденциями мирового коммунистического движения показывает, что в основном РКРП развивается в верном большевистском направлении. Однако нельзя не отметить нашего большого отставания в части освоения передового опыта и новейших достижений марксистской теоретической мысли. Мы, в частности, недопустимо отстаём в организационной хозяйственной деятельности, в работе с рабочим классом, в работе с профсоюзами. Мы, по сути дела, достаточно беспринципны в вопросах кадрового состава. А это, как говорится, чревато.

Важнейшей задачей следует считать работу по созданию нового коммунистического интернационализма. Нужно преодолеть складывающуюся монополию троцкизма в этом вопросе.

Ни в коем случае нельзя отрекаться от признания решающей роли рабочего класса в современных условиях.

И, наконец, как один из обобщающих концептуальных выводов не могу не указать на составленную в Стамбуле Совместную Декларацию.

Совместная Декларация
Российской коммунистической рабочей партии и Рабочей партии Турции

РКРП и РПТ после переговоров установили, что между ними существует глубокое единство во взглядах и указали на важность усиления солидарности в международной революционной деятельности рабочего класса.

Обе партии согласны с тем, что научный социализм, фундамент которого заложили Маркс и Энгельс равно как и практический социализм, который Ленин, Сталин, Мао Цзэдун осуществили и обогатили во время пролетарских революций, войн за независимость и в периоды мирного строительства, освещают сегодня путь трудящихся всех стран более, чем когда-либо раньше. Вопреки утверждениям Горбачёва о том, что период империализма уже, якобы, ушел в прошлое и капитализм сегодня уже не является реакционным, современный капитализм входит в стадию наибольшей агрессивности и добивается ещё большей эксплуатации и ещё большого подавления прав трудящихся, между империалистическими и угнетёнными странами нет равноправной взаимозависимости, а существуют отношения эксплуатации и угнетения. Тезис о том, что в современном мире не существует классовой борьбы, это старый буржуазный тезис. Это ложный тезис, ибо сегодня классовая борьба не только продолжается, но даже усиливается и на национальном, и на международном уровне.

Эпохи революций вовсе не прекратились, напротив, начинается новая революционная эпоха, ибо капитализм не смог решить никаких проблем человечества и, более того, он дополнительно эксплуатирует слаборазвитые страны, открывает путь к войне, уничтожает людей и природу.

Только тогда, когда трудящиеся во всем мире завоюют власть, человечество на основе всеобщей общественной собственности сможет осуществить глобальные коллективные проекты и решить все свои проблемы. Человечество сегодня стоит перед выбором: социализм или варварство.

Анализируя процессы реставрации капитализма, обе партии извлекают ценнейшие уроки, необходимые для совершенствования теории.

Опыт показал, что классовая борьба при социализме продолжается и сохраняется опасность реставрации капитализма. Поэтому с целью достижения бесклассового общества необходимо продолжать борьбу против капитализма в политической, идеологической и культурной сферах.

Чтобы создать человечеству мост в XXI век, необходимо творчески дополнить научный социализм достижениями великого социалистического мыслителя Мао Цзэдуна.

Разрушение Советского Союза, который ранее сдерживал натиск империализма, открывает путь к мировым войнам между развитыми капиталистическими странами в ходе их конкурентной борьбы за контроль над слаборазвитыми странами, к числу который присоединились теперь ещё и страны, выпавшие из лагеря социализма.

Огромный регион от Балкан до Кавказа погрузился в состояние хаоса. Турция входит в состав этого региона. Используя разжигание национализма, империалистические страны хотят установить новый мировой порядок.

В условиях наступающего национализма наши партии считают своим историческим долгом высоко поднять в этом регионе знамя пролетарского интернационализма.

В союзе с американским империализмом режим Ельцина ведёт к процессам не менее опасным, чем те, что происходили во времена гитлеровского фашизма. Обе партии призывают все народы мира быть бдительными в отношении ельцинского фашизма и поддерживать народы России в их борьбе с этим режимом.

РКРП выражает свою солидарность с борьбой рабочего класса и всех трудящихся Турции, а также с борьбой угнетенного курдского народа и считает, что эта борьба приведёт к успеху, если будет направлена на завоевание социализма.

Обе партии считают, что в дальнейшем необходимы усиление их солидарности, творческий обмен мнениями и революционным опытом.

Мы заканчиваем свою Совместную декларацию словами Ленина: «Пролетарии всех стран и угнетенные народы соединяйтесь!»

От Рабочей партии Турции Генеральный секретарь Д. Перинчек
От Российской Коммунистической рабочей партии Секретарь Московского Комитета Б. Гунько
Стамбул, 21 декабря 1993 г.

Примечания

1 Разумеется, здесь нельзя говорить о ликвидации Горбачёвым социализма в марксистском (маоистском) понимании этого слова. Скорее были уничтожены отдельные, сохранившиеся элементы социализма, известные нам по буржуазным «социализмам», таким как «скандинавский социализм».

2 «Контраргументы и Факты» — малоизвестная левая газета начала 1990-х. Позже те же взгляды высказывал А.А. Пригарин, лидер РКП-КПСС.

35 Имеется в виду ТКП/МЛ.

4 Автор исходит из распространённого в РКРП на порядки завышнного представления о её численности. На самом деле описываемая им турецкая партия в 2-3 раза больше РКРП.