От переводчика: прошу сильно не пенять мне качеством работы; исходный текст грешит навороченными конструкциями, а их перевод на английский небрежен и местами представляет собой просто подстрочник итальянского оригинала, сверять по последнему было возможно, но требовало куда больших усилий, нежели я готов посвятить этому тексту.

(Новая) Итальянская компартия
Пер. с англ.— О. Торбасов

Четыре главных вопроса для обсуждения в международном коммунистическом движении

Этот документ посвящён:

  1. вопросам, которые мы полагаем важными для ведения борьбы за достижение высшего единства в международном коммунистическом движении;

  2. нашим позициям по этим вопросам;

  3. документам на общих языках (английский, французский, испанский), в которых наша позиция тщательно разъясняется.

Вопросы, о которых ведётся дискуссия

Вот четыре вопроса, о которых мы полагаем необходимо провести дискуссию в МКД:

  1. оценка коммунистического движения (первая волна пролетарской революции и первые социалистические страны, кризис коммунистического движения и современного ревизионизма, возрождение коммунистического движения на основе марксизма-ленинизма-маоизма);

  2. теория (первого и второго) общего кризиса капитализма в империалистическую эпоху и связанного развития революционной ситуации;

  3. режим предупреждающей контрреволюции, установленный буржуазией в империалистских странах;

  4. стратегия затяжной революционной народной войны.

Позиция (новой) Итальянской коммунистической партии по этим четырём вопросам дискуссии излагается далее.

  1. Оценка коммунистического движения (первая волна пролетарской революции и первые социалистические страны, кризис коммунистического движения и современный ревизионизм, возрождение коммунистического движения на основе марксизма-ленинизма-маоизма, перспективы организации международного коммунистического движения).

    1. Первая волна пролетарской революции и первые социалистические страны.

      Мы называем первой волной пролетарской революции ту, которая поднялась в начале прошлого века, вместе с развитием первого общего кризиса капитализма (см. ниже раздел «Теория (первого и второго) общего кризиса капитализма в империалистическую эру и связанное с этим развитие революционной ситуации»). Коротко говоря, общий кризис порождает развитие революционной ситуации. Это — революционная ситуация, которой присущи становящиеся всё более выраженными описанные Лениным черты (В. И. Ленин, ПСС, т. 26, с. 218.— прим. переводчика): так, коммунистической партии становится легче выстроить процесс, приводящий рабочий класс к захвату власти. На деле, развитие революционной ситуации, связанное с первым общим кризисом капитализма, было отмечено захватом власти в России, Китае и т. д., что было созданием первых социалистических стран, разрушением колониальной системы, строительством коммунистических партий практически во всех странах мира и великими завоеваниями цивилизации и благосостояния, выбитыми народными массами в империалистических странах: короче, первой волной пролетарской революции.

      Оценивая эту первую волну пролетарской революции и истории первых социалистических стран, мы должны задаться тремя вопросами:

      1. Почему в ходе первой волны мировой пролетарской революции, в начале прошлого века, коммунистическое движение не смогло установить социализм ни в какой империалистской стране?

      2. Почему после первоначального периода триумфального развития и великих побед первая волна мировой пролетарской революции утратила свой импульс и движущую силу человеческого прогресса, которые имела во всём мире?

      3. Почему первые социалистические страны, охватившие треть человечества после начального периода великих достижений всё более тормозили, приходили в упадок, пока не разрушились или не сменили сторону, и так или иначе потеряли роль красной базы мировой пролетарской революции, которую первоначально играли?

      1. Почему в ходе первой волны мировой пролетарской революции, в начале прошлого века, коммунистическое движение не смогло установить социализм ни в какой империалистской стране?

        Коммунисты отличаются от других пролетариев тем, что имеют преимущество в понимании условий, хода и общих результатов классовой борьбы и, на этом основании, они побуждают её вперёд, как сказано в «Манифесте Коммунистической партии» 1848 г. (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, с. 437). Когда такое понимание недостаточно развито, коммунисты действуют вслепую. Не обязательно у них неправильная линия: инстинкт и классовые связи могут восполнить нехватку понимания. Так или иначе, в таких случаях их застают врасплох реальные результаты их деятельности. Рассматривая всю их деятельность, их успехи и поражения в преобразовании действительности, мы понимаем также положительное, что они сделали, не сознавая этого, и учимся делать это сознательно, чтобы предвидеть реальные результаты и ставить на их основе передовые задачи. В ходе первой волны пролетарской революции коммунистические движения выполнили вслепую много положительных задач. Но работая вслепую, они не могли ни воспользоваться плодами, ни обеспечить универсальное использование некоторых из них. Поражение, которое мы потерпели, обязывает нас переоценить его деятельность и получить более развитое понимание условий, хода и общих результатов борьбы между пролетариатом и буржуазией.

        Партии первого Коммунистического Интернационала не смогли установить социализм ни в одной империалистской стране

        1. поскольку у них не было правильной концепции характера социалистической революции, а значит и научного знания стратегии совершения социалистической революции: затяжной революционной народной войны;

        2. поскольку у них не было правильной концепции продолжавшегося общего кризиса.

        Им не хватало знания, что социалистическая революция, в отличие от буржуазной революции и других революций в ходе человеческой истории,— не есть что-то, вспыхивающее само, что́ коммунисты должны ждать или к чему они должны готовиться, ведя пропаганду, мобилизуя народные массы в каждой стране на борьбу за требования и участвуя в буржуазной политической борьбе, организуя рабочий класс и остальные массы в профсоюзы, в массовые организации и в коммунистическую партию. Напротив, социалистическая революция — это процесс, продвигаемый и возглавляемый коммунистической партией, кампания за кампанией, в течение которых партия усиливает и объединяет, собирает и формирует революционные силы, организующие передовые элементы рабочего класса и других классов народных масс, так же как в собственных рядах, в массовых организациях, которые громоздятся вокруг партии (революционный фронт), и строит, расширяет и усиливает шаг за шагом новую ориентацию широких масс, новую власть, противоположную власти буржуазии, и сжимает последнюю в тисках до её вытеснения, как правило через гражданскую войну, развязываемую припёртой к стене буржуазией, захватывая всю страну и устанавливая социализм.

        Этот процесс — строительство революции и революционная народная война в империалистских странах. Сталкиваясь с продвижением народной войны и попадая в окружение, буржуазия обычно реагирует развязыванием гражданской войны. В империалистских странах коммунистические партии Коммунистического Интернационала, не имея научной концепции революционной народной войны, не могли соответственно отвечать буржуазии, когда та угрожала гражданской войной или развязывала её: они отступали прежде, чем она начиналась (самые типичные случаи — Франция в годы Народного фронта и после Сопротивления, и Италия после Сопротивления), или вели войну неправильным путём и были побеждены (самый типичный случай — Испания 1936—1939 гг.). Мы извлекаем подобные уроки также из опыта Италии начала 1920-х, Германии и других европейских стран в 1920-х и 1930-х.

        У соответствующих партий не было научной концепции затяжной революционной народной войны, а поэтому и никакой руководящей роли в этом процессе, роли штаба рабочего класса. Сознание бытия лидерами затяжной революционной народной войны привело бы их к усилению даже реформистской борьбы, эксплуатации антагонистического противоречия между реформистами и фашистами, эксплуатации противоречий внутри господствующего класса, строительству революционного фронта народных масс, закладыванию основы для строительства революционных вооружённых сил в разных странах, как только сложатся правильные условия. Сознание бытия лидерами затяжной революционной народной войны привело бы их к определению высшего приоритета тайной деятельности, самоучреждению как тайных партий или так или иначе превращению в тайные по собственной инициативе. Они придерживались вместо этого упрощённой и низшей концепции тайной деятельности, вроде ожидания деятельности или подготовки к столкновению, которое будет иметь место, когда вспыхнет революция, или же к попыткам восстания, которые предпринимали коммунистические партии, не учитывая конкретные ситуации, и затем терпя неудачу. За ними не было инициативы, этим они развязывали руки инициативе буржуазии, которая наносила упреждающие удары, нарушая собственные законы, прореживая ряды политических партий, арестовывая и предавая смерти их главных лидеров (Грамши, Тельман).

        В конечном счёте, у этих партий была механистическая концепция революции (как чего-то, что случается благодаря внешним для нас факторам), а не диалектико-материалистическая (как чего-то, что случается благодаря нашему субъективному действию, если это соответствует законам действительности).

        Российская коммунистическая партия действовала по существу вслепую, хотя вообще следовала правильной линии и затем сумела захватить власть и построить первую и самую мощную социалистическую страну, СССР. Коммунистическая партия Китая разработала теорию стратегии затяжной революционной народной войны только в 1930-х. Наука затяжной революционной народной войны — один из пяти главных вкладов маоизма в коммунистическое мышление.

        Какой была стратегия партий первого Коммунистического Интернационала для завоевания власти в империалистских странах?

        Фактически, коммунистическим партиям империалистских стран недоставало стратегии, они варьировались между попытками восстания и ожиданием вспышки революции, которая по своему характеру не могла вспыхнуть. Они или принижали социалистическую революцию до восстания, поднятого партией, или были убеждены, что социалистическая революция начнётся с восстания народных масс, опредёленного ухудшением их материальных условий.

        И вот восстания, поднимаемые коммунистическими партиями, регулярно терпели неудачу. Единственные поднятые коммунистическими партиями восстания, оказавшиеся успешными,— это были конкретные битвы в рамках уже идущей войны.

        Во втором случае восстание не определялось коммунистической партией: коммунистическая партия, прежде развившая массовые организации и проведшая пропаганду, примет руководство восстанием. Коммунистические партии поддерживали, продвигали, организовывали и направляли борьбу за требования рабочего класса и других классов народных масс с одной стороны (профсоюзы), а с другой они вели социалистическую пропаганду и участвовали в буржуазной политике как крайние левые из участвовавших в ней партий. Но эти две политики были разделены между собой, то есть они не были определённо и сознательно объединены в стратегии по захвату власти шаг за шагом в отношениях войны с классовым врагом. Они не были сознательно объединены, чтобы, для начала, сделать жизнь буржуазии невыносимой, а затем успешно заняться гражданской войной, которую развяжет буржуазия. Так что даже когда эти политики проводились успешно и приносили в результате ниспровержение существующего политического порядка, они не делали коммунистическую партию способной занять сильные позиции, чтобы противостоять классовому врагу, когда тот развязывал гражданскую войну против коммунистов и народных сил.

        Разделение между поддержкой требований масс и пропагандой социализма вместо этого порождало в партии две односторонние, противоположные и взаимно дополняющие тенденции: экономизм и догматизм. Эти два уклона затем препятствовали коммунистическим партиям выработать эффективную стратегию для завоевания власти, и сохраняются сегодня в марксистско-ленинских партиях как главные препятствия возрождению коммунистического движения.

      2. Почему после первоначального периода триумфального развития и великих побед первая волна мировой пролетарской революции утратила свой импульс и движущую силу человеческого прогресса, которые имела во всём мире?

        Первая волна мировой пролетарской революции утратила свой импульс и движущую силу человеческого прогресса, которые имела

        1. поскольку коммунистическое движение не смогло продвинуться в империалистских странах, то есть не смогло преобразовать никакую из них в социалистическую страну;

        2. поскольку поэтому и по внутренним причинам социалистические страны приходили в упадок, пока большинство из них не разрушилось или не сменило сторону.

        В коммунистических партиях и в международном коммунистическом движении левое крыло (члены, наиболее решительно посвятившие себя делу революции) не смогло успешно справиться со своими обязанностями: оно позволило правому крылу (членам, более восприимчивым к влиянию буржуазии, современным ревизионистам) принять руководство коммунистическими партиями и международным коммунистическим движением, и обратить его в руины.

        Некоторые товарищи упорствуют в вере, что коммунистические партии монолитны. Это было бы единственным известным исключением из противоречивого характера действительности, признанного диалектико-материалистическим мировоззрением. В действительности, опыт показывает, что буржуазия проявляет своё влияние в коммунистическом движении (а коммунистическое движение проявляет своё влияние внутри буржуазии и духовенства). В любой коммунистической партии её члены и органы различаются степенью, в какой находятся под влиянием буржуазии, степенью понимания действительности (противоречие между истинным и ложным), чувствительностью к новому (противоречие между новым и старым). Количество превращается в качество и в каждой партии всегда есть левые (которые побуждают двигаться вперёд) и правые (которые препятствуют). Обычно эти два крыла сотрудничают и дополняют друг друга в каждом движении или преобразовании. В некоторых обстоятельствах противоречие между этими двумя соперничающими крыльями становится антагонистическим: тогда левые должны исключить неисправимых правых, иначе партия придёт в упадок и выродится. Наука борьбы между этими двумя линиями в партии — один из пяти главных вкладов маоизма в коммунистическое мышление.

      3. Почему первые социалистические страны, охватившие треть человечества после начального периода великих достижений всё более тормозили, приходили в упадок, пока не разрушились или не сменили сторону, и так или иначе потеряли роль красной базы мировой пролетарской революции, которую первоначально играли?

        Аналитическая оценка первых социалистических стран: борьба двух линий при социализме или бюрократическое вырождение?

        Согласно некоторым товарищам, упадок первых социалистических стран произошёл вследствие того, что они переродились в бюрократические общества. Но почему они переродились? Что мы можем сделать с этим? Они не объясняют этого, поскольку их концепция необоснованна. Это — неправильная аргументация, который в существенной мере сходится с полуанархистскими и антикоммунистическими положениями троцкистов. На деле, в течение некоторого периода никакая социалистическая страна (как и никакая коммунистическая партия) не могла обойтись без бюрократии, профессиональных чиновников, отличающихся от остальной части масс своей профессиональной подготовкой и ответственных за выполнение управленческих функций, пока и до той степени, в которой массовые организации не будут способны выполнять их. Принятие на себя этих задач массами — цель социализма, но её достижение потребует некоторого времени и будет означать исчезновение государства как учреждения, отдельного от остальной части общества и имеющего монополию на насилие, затем исчезновение разделения общества на классы: так что когда эта цель будет достигнута, мы будем жить в коммунистическом обществе. Установление социализма не отменяет сразу противоречие между управляющим и управляемым, между умственным и ручным трудом, между организационной и исполнительной работой, между мужчинами и женщинами, между взрослыми и молодёжью, между городом и сельской местностью, между передовыми и отсталыми секторами, регионами и странами. Это — семь главных различий и противоречий, которые могут и должны быть устранены в каждой стране и мире, лишь постепенно после установления социализма, в течение перехода к коммунизму, в течение социалистической фазы. В сущности это — то, что Маркс сказал в своей «Критике Готской программы» в 1875 г. (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 19, сс. 18—20.— прим. переводчика). Опыт ясно показывает, что в истории первых социалистических стран социалистическое государство и массовые организации сформировали два полюса противоречивого единства и что классовая борьба касалась самой линии коммунистической партии по обращению с этим противоречием.

        Некоторые товарищи настаивают на ошибочном анализе первых социалистических стран, анализе, который бесплоден и вступает в противоречие с опытом. Согласно им, «в этом новом обществе ещё очень долгое время будут существовать классы: рабочий класс и трудящееся крестьянство, которые находятся в тесном союзе между собой, но будут существовать и остатки свергнутых и экспроприированных классов. В течение всего этого периода эти остатки, а также выродившиеся элементы, противопоставляющие себя социалистическому строительству, будут пытаться возвратить себе утраченную власть. Следовательно, и при социализме классовая борьба будет…» (Энвер Ходжа. Империализм и революция.— Тирана, Издательство «8 нентори», 1979.— с. 293). Опыт показывает совершенно иной ход событий. Во всех первых социалистических странах реставрация капитализма была проведена большой и видной частью коммунистической партии. В первых социалистических странах буржуазия состояла из тех лидеров партии, государства и массовых организаций, которые полностью или частично противостояли шагам, необходимым и могущим преодолеть эти противоречия. Это вполне очевидно, учитывая характер социалистического общества и противоречия, которые оживляют его развитие, но было нелегко для понимания. Классовый анализ социалистического общества — один из пяти главных вкладов маоизма в коммунистическое мышление.

        Далее, в социалистическом обществе борьба велась не по вопросу, должна или нет существовать бюрократия, на котором сосредотачивают внимание троцкисты и анархисты, а по линии партии, которую поместили в центр внимания маоизм и Великая пролетарская культурная революция китайского народа. Повсюду в первой фазе существования первых социалистических стран бюрократия, под надлежащим руководством коммунистической партии, выполнила превосходную и существенную работу во имя социализма.

        Отступление первых социалистических стран начиналось с преобладания правой линии в борьбе двух линий внутри коммунистических партий, руководивших как государством (состоящим из должностных лиц, то есть бюрократии), так и массовыми организациями. Левая линия была противоположна правой, осуществляя шаги в строительстве социализма, в то время как правая линия давала или поддерживала буржуазные решения проблем развития социалистического общества. Прогресс, достигнутый в строительстве социализма, в производственных отношениях (собственность на производительные силы, отношения между рабочими в трудовом процессе, распределение продукта), в остальной части общественных отношений (политика, право, культура и т. д.), в осмыслении, в сознании мужчин и женщин,— таковы были перемены, отодвинувшие социалистические страны от капитализма и докапиталистических способов производства и приблизившие их к коммунизму. Они перечислены в Манифест-Программе (новой) Итальянской коммунистической партии, гл. 1.7.4.

        Левая линия преобладала повсюду на первой фазе, для Советского Союза от Октябрьской революции до возобладания ревизионистов в 1956 г.; для демократических государств Восточной и Центральной Европы — с 1945 г. до 1956 г.; для Китайской Народной Республики — с 1950 г. до 1976 г. За первой стадией последовала вторая, отмеченная завоеванием ревизионистами руководства в партиях и их усилиями постепенно и мирно восстановить капитализм (для СССР и восточно- и центрально-европейских демократических государств с 1956 г. до конца 1980-х, для Китайской Народной Республики с 1976 г. и по сей день). Третья фаза, начавшаяся в СССР и народно-демократических государствах Восточной Европы в конце 1980-х и ещё идущая, отмечена устремлением восстановить капитализм любой ценой, а затем жестокой и разрушительной конфронтацией между классами.

    2. Кризис коммунистического движения и современный ревизионизм

      Почему современные ревизионисты смогли получить руководство коммунистическим движением и увести его с дороги?

      Современные ревизионисты смогли получить руководство коммунистическим движением, поскольку у левого крыла коммунистических партий было недостаточное понимание условий, хода и общих результатов классовой борьбы. Партии действовали вслепую.

      У левого крыла не было научного понимания общих кризисов капитализма, типичных для периода его упадка, то есть империалистической эпохи (общий кризис абсолютного перепроизводства капитала). Оно продолжало рассуждать на основе марксовского анализа циклического кризиса первой половины девятнадцатого века (1-й том «Капитала»), хотя уже Энгельс в предисловии к английскому изданию этого тома «Капитала» в 1886 г. указал, что этот десятилетний цикл кризисов вытеснен долгой депрессией (Имеется в виду следующее замечание: «Десятилетний цикл застоя, процветания, перепроизводства и кризиса, постоянно повторяющийся с 1825 по 1867 г., кажется, действительно завершил свой путь, но лишь затем, чтобы повергнуть нас в трясину безнадёжности перманентной и хронической депрессии» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 23, сс. 33—34).— прим. переводчика).

      У левого крыла не было никакого научного знания стратегии завоевания власти в империалистских странах (затяжная революционная народная война).

      У левого крыла не было правильного понимания политического режима империалистских стран (режим предупреждающей контрреволюции).

      У левого крыла был ошибочный анализ классового состава и классовой борьбы в социалистических странах.

      На стадии перед Второй мировой войной коммунистические партии империалистских стран действовали вслепую и постоянно варьировались между сектантской конфронтацией и оппортунистическим соглашательством, между догматическим сектантством и беспринципным сотрудничеством, между борьбой без единства и единством без борьбы. Вообще, они дали правую интерпретацию («всё через фронт») линии, проводимой антифашистским народным фронтом, разработанным Коммунистическим Интернационалом.

      С конца Второй мировой войны левое крыло не могло обеспечить адекватных решений проблем, которые ситуация ставила в повестку дня.

      Правому крылу коммунистического движения (современным ревизионистам) было нетрудно, тем более благодаря силе традиции и поддержке реакционных сил, навязать реформистскую линию, по которой коммунистическая партия действовала как левое крыло политического союза, направляемого левым крылом империалистической буржуазии, а рабочий класс отверг захват власти.

      После того, как современные ревизионисты получили руководство, левое крыло выступило против них, внутри и вне коммунистических партий, догматическим способом, без правильного понимания причины своего поражения от современных ревизионистов, причины, почему ревизионисты возобладали над левым крылом и получили руководство коммунистическим движением. Оно лишь подняло знамя восстановления принципов марксизма-ленинизма, отвергнутых современными ревизионистами, и осудили предательство ими дела социалистической революции: они свернули в догматизм. Такая позиция левого крыла уничтожает доверие к нашему делу и парализует революционный дух: ведь ничто и никто не могут гарантировать, что рано или поздно лидер не предаст, ничто не может препятствовать буржуазии проявлять некоторое влияние в наших рядах. Левое крыло пришло к принятию индивидуалистического или даже клерикального мировоззрения, в общем, не марксистского, не диалектико-материалистического. Историю делают не отдельные лица. В зависимости от случая они могут предать или могут быть героически преданы делу. Кто сегодня — герой, завтра может стать предателем, и наоборот. Отдельные лица изменяются, к лучшему или худшему. Партии изменяются: прогрессируют или регрессируют. Историю делают массы во главе с коммунистической партией. Эффективность партийного руководства зависит от концепции, которой оно следует, и линией, которую оно проводит. Борьба внутри партии предотвращает укрепление влияния буржуазии больше некоторого предела, создаёт мировоззрение и продвигает партийную линию, развивает революционный характер партии и её связи с массами.

      Левое крыло упустило некоторый фундаментальный вклад маоизма, а именно научное знание линии масс как первичного метода руководства и работы коммунистических партий, борьбы двух линий в коммунистических партиях, характера классов в социалистических странах, а также стратегии затяжной революционной народной войны. Этот вклад всё ещё упускается организациями, которые не принимают марксизм-ленинизм-маоизм как третью и наивысшую стадию коммунистического мышления, и организациями, принимающими его догматическим, абстрактным и формальным образом (как «Пролетари комунисти» (Proletari comunisti) в Италии, которые даже называют себя Маоистской коммунистической партией).

    3. Возрождение коммунистического движения на основе МЛМ

      Оценка первой волны пролетарской революции и установление стратегии, которой коммунистические партии должны следовать, чтобы успешно продвигать и вести вторую волну пролетарской революции, могут быть суммированы в мировоззрении, определяемом термином «марксизм-ленинизм-маоизм». Пять главных вкладов Мао в эту концепцию указаны в статье 2002 г. «Восьмой отличительный фактор» (см. в списке текстов внизу): затяжная революционная народная война как универсальная стратегия пролетарской революции, однако применяемая в конкретных условиях каждой страны; революция новой демократии как конкретная стратегия угнетённых полуфеодальных стран в мировой империалистической системе; классовая борьба в социалистическом обществе, основанная на семи главных противоречиях, с которыми социалистическое общество должно иметь дело; линия масс как первичный метод работы и руководства коммунистической партии; борьба двух линий в коммунистической партии как принцип развития партии и её защиты от влияния буржуазии.

      1. Затяжная революционная народная война

        Затяжная революционная народная война — стратегия, которой мы, коммунисты империалистских стран, должны следовать, чтобы вести рабочий класс, чтобы установить диктатуру пролетариата, начать фазу социалистического преобразования общества и внести вклад во вторую волну мировой пролетарской революции.

      2. Новодемократические революции

        Новодемократические революции — стратегия коммунистов в неоколониальных странах, угнетённых империализмом, где буржуазная революция (отмена отношений личной зависимости и господство товарного производства) в сущности ещё не была выполнена.

      3. Классовая борьба в социалистическом обществе

        В социалистическом обществе буржуазия состоит из лидеров партии, государства и других общественных учреждений, которые поддерживают дорогу к капитализму.

      4. Линия масс

        Линия масс — главный метод работы и руководства всякой коммунистической партии. Она соединяет автономию партии от масс и её связь с ними в диалектическом единстве. Она состоит из сбора рассеянных и путаных элементов знания, существующих среди масс, и их устремлений, разработки их для получения целей, руководящих принципов, методов и критериев, которые мы несём массам, пока они не делают их своими и не осуществляют. В этой новой ситуации процесс повторяется: мы выбираем рассеянные и путаные элементы знаний и устремлений масс, мы разрабатываем их, получая из них цели, руководящие принципы, методы и критерии, которые мы предлагаем массам, потому что они делают их своими и осуществляют их. При многократном повторении этого процесса концепции коммунистов от раза к разу становятся богаче и конкретней, и революционный процесс продолжается до победы. Если посмотреть под другим углом, в каждой группе линия масс состоит из определения левого крыла (то есть части, напряжённость которой, будучи реализована, поведёт группу в русле социалистической революции), центра и правого крыла, мобилизации и организации левых так, чтобы они могли привлечь центр и изолировать правых.

      5. Борьба двух линий в партии

        Борьба двух линий в партии — принцип развития коммунистической партии и её защиты от влияния буржуазии. Этот принцип соответствует закону диалектического материализма, согласно которому противоречие присутствует во всех вещах и управляет их развитием. Развитие коммунистической партии управляется противоречием между передовым и отсталым, между новым и старым, между истинным и ложным, и противоречием между интересами рабочего класса и влиянием буржуазии в самой коммунистической партии. Борьба двух линий поэтому есть не только дебаты в поисках правильного пути, но также и отражение войны между классами внутри партии. В этом аспекте она может стать антагонистической.

        Думать, что партия непроницаема для влияния буржуазии или что такое влияние может быть решено в основном или даже исключительно организационными мерами, такие как инструменты контроля внутри неё (контрольная комиссия и т. д.) и отсечения снаружи (стандарты вербовки и т. д.), и таким образом полагать, что партия есть сущность, не являющаяся неизбежно противоречивой, неправильно. Исторический опыт показывает, что эта концепция не служила предохранению коммунистических партий от вырождения. Напротив, она даже облегчила влияние буржуазии в партиях, веривших в свой иммунитет.

      Некоторые товарищи относили «теорию трёх миров» к маоизму. Теория трех миров — это, конечно, немарксистская теория, имевшая отрицательную роль в истории коммунистического движения и служившая правому крылу Коммунистической партии Китая для проталкивания его программы введения капитализма в Китае («четыре модернизации» и т. д.), чтобы сделать Китай империалистской державой. Насколько нам известно, она была впервые заявлена публично в апреле 1974 г., на специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН по сырью и развитию Дэн Сяопином, клеймёным лидером правого крыла Коммунистической партии Китая, реабилитированным в апреле 1973 г. и вновь снятым со всех партийных и государственных постов в апреле 1976 г.

      Сомнительно, чтобы эта теория была сформулирована Мао Цзэдуном: даже Энвер Ходжа не смел утверждать этого, упрекая за неё Мао. Однако даже если она была разработана Мао, эта буржуазная теория не уничтожает положительного и существенного вклада маоизма в коммунистическое мышление, которому эта теория совершенно чужда. Сказать, что марксизм-ленинизм-маоизм является третей и наивысшей стадией коммунистического мышления, не означает заявить, что Мао, Ленин или Маркс не совершали ошибок, что они никогда не выдвигали ошибочных теорий, не означает считать этих великих вождей коммунистического движения безошибочными. Это было бы пониманием, полностью чуждым диалектическому материализму. Пять главных вкладов маоизма в коммунистическое мышление ясно отмечены в вышеупомянутой статье 2002 г. «Восьмой отличительный фактор». Они существенны для возрождения коммунистического движения.

    4. Перспективы организации международного коммунистического движения.

      Почему возрождение коммунистического движения прогрессирует так медленно?

      Коммунистическое движение ещё не приняло понимание, что революция не вспыхивает, а должна быть построена, как Энгельс заявил ещё в 1895 г. во введении к «Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г.» (в указанном тексте есть лишь один отдалённо похожий отрывок: «Прошло время внезапных нападений, революций, совершаемых немногочисленным сознательным меньшинством, стоящим во главе бессознательных масс. Там, где дело идёт о полном преобразовании общественного строя, массы сами должны принимать в этом участие, сами должны понимать, за что идёт борьба, за что они проливают кровь и жертвуют жизнью. Этому научила нас история последних пятидесяти лет. Но для того чтобы массы поняли, что нужно делать, необходима длительная настойчивая работа, и именно эту работу мы и ведём теперь, ведём с таким успехом, который приводит в отчаяние наших противников» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 22, с. 544), причём речь идёт конкретно о переходе от вооружённой уличной борьбы к использованию избирательного права.— прим. переводчика). И во времена Второго Интернационала и во времена Коммунистического Интернационала большинство партий ждали вспышки революции, развивая действия в поддержку борьбы за требования или пропаганды социализма. Из этого возникло две неправильных тенденции, которые всё ещё сохраняются как главные элементы, препятствующие возрождению коммунистического движения, а именно экономизм и догматизм.

      Мы разделяем понимание, выраженное Фридрихом Энгельсом, который заявил, что социалистическая революция не может состоять из народного восстания, которое вспыхивает ввиду комбинации обстоятельств, в которых наиболее передовая партия захватывает власть. Как мы уже говорили в различных местах этого документа, социалистическая революция — это затяжная революционная народная война во главе с коммунистической партией, одна кампания за другой, в течение которой коммунистическая партия усиливает и объединяет, собирает и формирует революционные силы, организуя передовые элементы рабочего класса и других классов народных масс, так же как в своих рядах, в массовых организациях, которые громоздятся вокруг партии (революционный фронт), и строит, расширяет и усиливает шаг за шагом новое руководство широкими народными массами, новую власть, противоположную власти буржуазии и сжимает её в тисках, пока не вытесняет её, как правило через гражданскую войну, развязанную буржуазией, когда она припёрта к стене, захватывает всю страну и устанавливает социализм. Эта стратегия социалистической революции подтверждена оценкой опыта первой волны пролетарской революции в империалистских странах.

      Перспективы организации международного коммунистического движения тесно связаны с возрождением коммунистического движения. Это, конечно, произойдёт, когда мы преодолеем в наших рядах догматизм и экономизм, которые в каждой стране препятствуют коммунистическому движению играть роль, которую только она может сыграть в суматохе финальной фазы второго общего кризиса, в которую массы вовлечены повсюду. Борьба за преодоление догматизма и экономизма в международном коммунистическом движении — борьба за его реорганизацию. Усилия по реорганизации международного коммунистического движения или какое-либо продвижение его возрождения главным образом или только организационными средствами и инициативами непродуктивны. Дискуссия, которую мы хотим вести,— компонент борьбы за реорганизацию международного коммунистического движения и основание второго Коммунистического Интернационала.

  2. Теория (первого и второго) общего кризиса капитализма в империалистическую эпоху и связанного развития революционной ситуации.

    Самое новое и краткое обозрение продолжающегося общего кризиса, которое у нас есть,— следующая статья «Интерпретация характера текущего кризиса определяет деятельность коммунистических партий» Николы П., члена редакционного штата журнала «Ла воче дель (н)ИКП» (La voce del (n)PCI), для международного Информационного бюллетеня Международной конференции марксистско-ленинских партий и организаций. Статья отражает многие темы, обсуждаемые в этом документе, связывая их с явлением общего кризиса.

    Глобализация производства товаров и финансовой деятельности — это результат общего кризиса. Каждый общий кризис произвёл важный шаг к глобализации, так же как к большему политическому и культурному единству мира, мировым войнам и т. д. Абсолютное перепроизводство капитала погрузило капиталистов в свару хищников из-за добычи, где каждый пытается сделать весь мир своими охотничьими угодьями и территорией грабежа. Это — путь, которым утверждается единство человеческих особей в рамках капиталистических производственных отношений. Это — предпосылка коммунистического общества, строительством которого должно руководить коммунистическое движение. Это подразумевает международный характер социалистической революции, которая, так или иначе, всё ещё национальна по форме. Пролетарская революция является международной по содержанию: коммунизм может преуспеть только как завоевание всего человечества. Но социалистическая революция есть сочетание завоевания власти в отдельных странах пролетариатом, организованным и управляемым его организованным авангардом и начала общественного перехода в отдельных странах.

    Интерпретация характера текущего кризиса определяет деятельность коммунистических партий (статья Николы П.)

    Очень важно, поистине существенно правильно понимать характер текущего кризиса. В 11-м из «Тезисов о Фейербахе» (1845 г.) Маркс говорит: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 3, с. 4). С другой стороны, в «Манифесте Коммунистической партии» (1848 г.) Маркс говорит, что коммунисты отличаются от других пролетариев тем, что имеют преимущество в понимании условий, хода и общих результатов классовой борьбы и, на этом основании, они побуждают её вперёд (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 4, с. 437). Объяснение мира — не наше дело, не дело коммунистов. Наше дело — преобразование мира. Но люди должны представлять себе, иметь идею того, что они делают. Социалистическая революция — не что-то инстинктивное. Ленин настойчиво учил в «Что делать?» (В. И. Ленин, ПСС, т. 6, сс. 38—41.— прим. переводчика), что теория, руководящие принципы коммунистического движения вовсе не возникают стихийно из опыта. Теория должна быть разработана коммунистами, которые, с этой целью, должны использовать самые изощрённые инструменты познания из имеющихся у человечества. Коммунисты вносят её в рабочий класс, который, ввиду положения, занимаемого им в капиталистическом обществе, особенно предрасположен усвоить её и принять как руководящий принцип своих действий. Практическое коммунистическое движение может вырасти над базовым уровнем только если руководствуется революционной теорией. Наше действие ради преобразования мира, при прочих равных условиях, тем более эффективно, чем более правильно и продвинуто наше понимание мира. Только с весьма хорошим пониманием характера кризиса, в который мы вовлечены, можно устроить социалистическую революцию, чтобы вторая волна пролетарской революции привела, наконец, человечество к преодолению капитализма, построению социализма во всём мире на пути к коммунизму.

    Способ, которым мы объясняем мир, имеет огромную важность для наших политических целей. Он влияет на наши политические действия, делая их более или менее эффективными. Поэтому необходимо, что мы, коммунисты, потратили необходимое время и внимание для испытания и улучшения нашего понимания текущего кризиса.

    Даже сегодня многие коммунисты объясняют текущий кризис, перемещая в настоящее объяснение, которое Маркс дал кризисам капиталистических стран в первой половине девятнадцатого века, как будто текущий кризис имеет тот же вид десятилетних циклических кризисов, описанных Марксом, как будто он походит на них с тем единственным отличием, что теперь является глобальным. Это отношение — одно из проявлений догматизма, который всё ещё бушует в коммунистическом движении и делает большую часть его деятельности бесплодной. Циклические кризисы, описанные Марксом в 1-м томе «Капитала» закончились. Уже в предисловии 1886 г. к английскому изданию 1-го тома «Капитала» Энгельс указал, что последний из циклических кризисов капитализма, последний кризис того же характера, что и описанный Марксом, произошёл в 1867 г., и капиталистические страны с 1873 г. вместо этого погрузились в длинную и болезненную депрессию, конца которой в 1886 г. они ещё не видели.

    Циклические кризисы принадлежат эпохе предимпериалистического капитализма, когда экономические отношения характеризовались свободной конкуренцией между многими капиталами. Это были экономические кризисы. Они определялись анархическим ведением бизнеса и их разрешение приходило от того же самого экономического движения капиталистического общества. Падение бизнеса создавало и условия для его возобновления. Не случайно кризисы были циклическими, и цикл продолжался примерно десятилетие. Когда началась империалистическая фаза, с одной стороны, капиталистические общества обзавелись себя крупными системами и органами, сокращавшими амплитуду циклических колебаний бизнеса: антагонистические формы общественного единства, которое Маркс уже описал в «Грундриссе» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 46, ч. 1, с. 72.— прим. переводчика). С другой стороны, начались общие кризисы капитализма. Это — кризисы, имеющие своё основание в абсолютном перепроизводстве капитала. Маркс объясняет, что это такое, в 15-й главе 3-го тома «Капитала» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 25, ч. 1, сс. 264—292.— прим. переводчика): капиталисты накапливают слишком много капитала и в существующем политическом контексте больше не могут накапливать и приумножать его в стоимости, производя товары. Политический и общественный контекст должен быть разрушен и заменён другим. Только такой политический и культурный переворот даёт общее решение кризиса. Решение не приходит ни из анархического движения бизнеса, ни из экономических мер, которые могут предпринять правительства и другие общественные учреждения. Так что экономический кризис становится политическим и культурным.

    Долгая депрессия, упомянутая Энгельсом в его предисловии 1886 г. привела главные державы к разделу мира и открыла миру империалистическую фазу капитализма: эпоху, в которой экономические отношения характеризуются уже не свободной конкуренцией между многими капиталистами, а господством монополий в производстве товаров и господством финансового капитала над капиталом, занятым в производстве товаров. Это — эпоха, в которой капитализм исчерпал свою цивилизующую роль и стал паразитом. В капиталистических странах буржуазией политически объединяется и вступает в союз с остаточными феодальными силами (в Европе особенно с католической церковью). В политической и культурной области она стала недемократичной, реакционной, милитаристской и репрессивной. В колониях она объединилась с феодальными силами и разделила мир на империалистские и угнетённые страны.

    Первый настоящий общий кризис империалистической эпохи произошёл в первой половине прошлого века. Он привёл человечество к двум мировым войнам и создал долгую революционную ситуацию, охватившую всю первую половину прошлого века. Во всём мире это был период неустойчивости политических режимов. В сфере своего воздействия она породил первую волну мировой пролетарской революции, которая привела к созданию первых социалистических стран и распространила коммунистическое движение во всём мире.

    Одна из главных причин, почему коммунистическое движение не смогло установить социализм в империалистских странах и затем решительно покончить с капитализмом, состоит именно в неадекватном понимании характера продолжающегося общего кризиса и его экономических основ коммунистическими партиями империалистских стран. Несмотря на открытия и учение Ленина и Сталина, главным образом в империалистских странах партии Коммунистического Интернационала продолжали придерживаться объяснения, которое Маркс дал циклическим экономическим кризисам, которые капиталистические страны переживали в первой половине от девятнадцатого века. Все исследования Е. С. Варги, величайшего экономиста Коммунистического Интернационала, остаются в этой области. Они описывают колебания в экономическом движении, а не долгосрочное общее явление, а ещё меньше — получающийся политический и культурный кризис, из которого происходит разрешение общего кризиса. Коммунистические партии империалистических стран не смогли затем выполнить свою работу, несмотря на свой большой рост, героизм миллионов своих членов и их историческую преданность успешной борьбе против фашизма. Империалистическая буржуазия смогла сохранить руководство империалистическими странами. Благодаря суматохе, произведённой двумя мировыми войнами и связанными общественными, политическими и культурными движениями, она смогла возобновить накопление капитала и развить новое крупномасштабное товарное производство на несколько десятилетий (1945—1975 гг.). Импульс первой волны пролетарской революции, наложившей отпечаток на прогресс человечества, умалился почти до исчезновения. Современный ревизионизм получил руководство коммунистическим движением, широкомасштабно разложил и разрушил его, вызвал регресс первых социалистических стран, привёл их к подражанию империалистическим странам и зависимости от них, пока они не разрушились. Борьба коммунистов, руководимая Мао во главе Коммунистической партии Китая, противостоявшая современному ревизионизму и его разрушительной работе не послужила прекращению упадка коммунистического движения. Так или иначе, в особенности благодаря Великой культурной пролетарской революции, она дала великие учения всем коммунистам, которые были способны получить их. Благодаря этому коммунистическое движение восстановилось во всём мире, борясь против догматизма и экономизма, которые всё ещё ограничивают его импульс и его возрождение.

    Капиталистический мир вступил в свой второй общий кризис с 70-х годов прошлого века. Капитализм не мог избежать абсолютного перепроизводства капитала: это — предел развитию, присущий самому капитализму. Капитализм неизбежно должен наткнуться на этот предел. Буржуазии потребовалось только тридцать лет после Второй мировой войны, чтобы снова столкнуться с общим кризисом, но в новых условиях, созданных первой волной пролетарской революции и её упадком. Она накопила слишком много капитала и не может продолжить накапливать и преумножать его в стоимости, производя товары и услуги в политическом и общественном контексте, созданном в течение первого общего кризиса. (Дальше какой-то бред — отрывки вышеприведённых фраз повторяются.— прим. переводчика.) Включение в глобальную империалистическую систему большинства первых социалистических стран, особенно Китая и России, частично изменило ситуацию, но существенно не поменяло курс событий. Впервые к общему кризису капитализма добавился экологический кризис, и эти два кризиса вместе определяют объективные условия, в которых развивается возрождение коммунистического движения и продвигается по всему миру вторая волна пролетарских революций. Она продолжит продвигаться, потому что человечество — вид, обладающий интеллектом. В течение тысячелетий его развития от животного состояния к нынешнему он был способен решить все проблемы своего выживания. Сегодня у него есть материальные, моральные и интеллектуальные средства, чтобы преодолеть капитализм, установить социализм, закончить опустошение, произведённое капитализмом, и существенно улучшить естественные условия планеты. Марксизм-ленинизм-маоизм — революционное мировоззрение, которое ведёт к возрождению коммунистического движения. Только через эту концепцию коммунистические партии могут преобразовать себя и расти, пока не сравняются с задачами, которые должны выполнить.

    Правильное и адекватное понимание характера и причин нового общего кризиса и условий его решения существенно для формирования коммунистических партий, адекватных славным задачам этой фазы. Так, существенен правильный анализ опыта истории 160-ти лет коммунистического движения и в особенности опыта первой волны пролетарской революции и первых социалистических стран. Марксизм-ленинизм-маоизм — это такой анализ. Именно поэтому борьба за его утверждение — главный аспект пролетарского интернационализма. Главная помощь, которую каждая коммунистическая партия может оказать другим, это внести вклад в понимание, усвоение и утверждение правильной теории общего кризиса и правильного анализа коммунистического движения, чтобы каждая партия могла сделать правильные выводы для выстраивания социалистической революции в своей стране, принимая во внимание её конкретные характеристики, и таким образом способствуя общей задаче мировой пролетарской революции.

    Одно из самых важных заключений,— что социалистическая революция по характеру — не есть вспыхивающее народное восстание, в котором хорошо подготовившаяся коммунистическая партия пользуется случаем захватить власть и установить социализм. Социалистическая революция — не событие, которое вспыхивает в связи с ухудшением экономических и социальных условий, страданий, которые империалистическая буржуазия навязывает к массе населения, в связи с пропагандой коммунистических партий и организацией народных масс. Коммунисты, ждущие вспышки социалистической революции, будут вновь и вновь разочарованы сегодня, как и в прошлом. Некоторые даже сделают реакционные выводы: они припишут отсталости и трусости масс, характеру угнетённых классов, то, что происходит главным образом из-за отсталости коммунистических партий. Уже в 1895 г., во введении к «Классовой борьбе во Франции с 1848 по 1850 г.» Энгельс указал, что, в отличие от буржуазной революции, социалистическая революция по своему характеру не вспыхивает, а должна быть построена коммунистической партией. Как учили Ленин и Сталин («Принципы ленинизма»), строительством широких массовых организаций рабочего класса и других классов масс Второй Интернационал (1889—1914 гг.) внёс вклад в строительство социалистической революции. Но большинство партий, которые составляли его, не руководствовались правильным мировоззрением, особенно относительно общего кризиса капитализма, длительной революционной ситуации, которую он породил, и характера социалистической революции. Они ожидали, что социалистическая революция вспыхнет, вместо того, чтобы строить её фаза за фазой, кампания за кампанией, как революционную народную войну, которая ведёт к установлению социализма в каждой стране, а затем, в соединении с другими странами, к мировой пролетарской революции. Вместо этого они принимают как свою единственную или, по меньшей мере, главную задачу мобилизацию масс на борьбу за требования, их культурную организацию и их участие в буржуазной политической борьбе, убеждённые, что делая так они готовятся к «использованию возможности» революции, которая вспыхнет. В империалистских странах партии Коммунистического Интернационала (1919—1943 гг.; фактически распущен в 1956 г.) следовали тем же путём, до высшего уровня организации и международных связей. Многие коммунистические партии, особенно в империалистических странах, всё ещё упорствуют в этой концепции своих обязанностей, и этот самый опыт первой волны пролетарской революции оказывается неадекватен. Экономизм и догматизм — главная преграда возрождению коммунистического движения. Фактически, то, чего не понимают лидеры, своим способом чувствуют массы, особенно передовые рабочие: фактически они не присоединяются к усилиям догматических и экономистских новых партий (даже если эти партии совершенно честно провозглашают себя революционными, марксистско-ленинскими и даже маоистскими), чтобы следовать путём, который опыт уже показал как бедственный.

    В 2008 г., с началом финансового кризиса в США второй общий кризис вступил в свою решающую фазу. Даже в богатейших империалистских странах (в США и ЕС) всё больше рабочих, миллионы и миллионы, выбрасывается на улицу и добавляется к огромной массе из сотен миллионов рабочих в угнетённых странах, против которых в течение многих десятилетий империалистическая буржуазия вела необъявленную крупномасштабную истребительную войну в каждом уголке мира. Империалистические государства не могут позволить себе бесконечно выдавать пособия по безработице и другие средства социального обеспечения, поскольку их бюджеты страдают от дефицита, ссуды, которые они берут, и их долги ещё более разрушают валютно-финансовую систему, неустойчивость и аварии которой они должны бы исправить, ибо устойчивая валютно-финансовая система — условие и подпорка всего их мира. Значит, предельная фаза не может продолжаться долго.

    Учитывая характер текущего кризиса, он не допускает выхода только через экономические меры. Недостаточно, чтобы государства создали условия, предлагающие капиталистам больше прибыли при производстве товаров, а не при финансовых спекуляциях: это — решение, защищаемое умеренными буржуазными правыми. Не достаточно, чтобы государства перераспределяли денежные доходы в пользу классов, которые точно потратят их на потребление: это — решение, поддерживаемое буржуазными левыми и коммунистами, которые думают, что текущий кризис имеет тот же вид циклических кризисов девятнадцатого века, и затем явно отрицая очевидное, полагают также, что общий кризис первой части прошлого века разрешился благодаря кейнсианской политике буржуазного государства.

    Мы можем выйти из текущего кризиса только политическим и культурным переворотом, создав иной общественный контекст. По существу в ближайшем будущем есть два и только два выхода, в каждой отдельной стране и во всём мире.

    Или революционная мобилизация народных масс во главе с коммунистическими партиями, адекватными их задачам, а именно смеющими полагать, что социалистическая революция возможна, и понимать, что задача коммунистов — строить её кампания за кампанией, как затяжную революционную народную войну до установления социализма.

    Или реакционная мобилизация масс. На самом деле, империалистическая буржуазия и другие реакционные классы также ищут выход из текущей ситуации. Он им нужен и у них он будет, если мы не остановим их вовремя. Коротко говоря, для буржуазных групп, намеренных остановить революционную мобилизацию и предотвратить исчезновение их мира, единственный реалистический способ прекратить кризис состоит в том, чтобы мобилизовать ту часть масс, которые они способны мобилизовать под своим руководством, чтобы бросить её против остальной части масс и втянуть их все в разграбление остальной части мира: в империалистическую войну. Это было бы продолжение другими средствами той политики, которую они ведут сегодня. Экологический кризис и общий кризис капитализма объединяются, чтобы обеспечить более дальновидным, решительным, предприимчивым и преступным буржуазным группам адекватные оправдания для мобилизации масс против масс, стран против стран, одной коалиции против другой.

    Интерпретация, которую мы даём кризису, поэтому есть решающий фактор. (Новая) Итальянская коммунистическая партия призывает коммунистов всего мира, но особенно в империалистских странах, присоединиться к истинному пониманию текущего кризиса и наших задач.

  3. Режим предупреждающей контрреволюции, установленный буржуазией в империалистских странах.

    Режим предупреждающей контрреволюции — система общественных отношений, через которые буржуазия всё ещё сохраняет своё господство в нашей и других империалистских странах. Впервые она была создана штатовской империалистической буржуазией в начале прошлого века, чтобы управляться с коммунистическим движением в США, и достигла успеха благодаря ограничениям американского и международного коммунистического движения. После Второй мировой войны, буржуазия распространила её на все империалистские страны как средство, чтобы помочь правому крылу получить и удержать руководство в коммунистическом движении и воспользоваться тем фактом, что коммунистическое движение отказалось от попыток установления социализма. Буржуазия поддерживает этот режим, пока он действенен, то есть пока он способен остановить рост сознания и организации масс за пределы, совместимые с её господством. Когда он уже не способен на это, буржуазия обращается к реакционной мобилизации масс, то есть фашизму, террору, гражданской и международной войне. Усугубление второго общего кризиса, начало критической фазы второго общего кризиса капитализма и упадок глобальной гегемонии США и европейских империалистских держав уничтожает режимы предупреждающей контрреволюции. Так или иначе, в империалистских странах власть буржуазии в конечном счёте полагается главным образом на свою гегемонию, а не на репрессии и оружие, и никто не сможет постоянно править этими странами, если рабочие капиталистических фирм будут активно противостоять её власти. Тогда коммунистические партии империалистских стран, в строительстве социалистической революции, которое состоит в продвижении и направлении затяжной революционной народной войны, которая установит социализм, сегодня должны использовать как существование режима предупреждающей контрреволюции, так и его продолжающийся распад: короче говоря, опираться на борьбу между революционной и реакционной мобилизацией масс. Какая возобладает, ещё не решено. Если возобладает реакционная мобилизация, объективные условия нашей борьбы совершенно изменятся, и мы должны будем восстанавливать свою работу. Утверждение, что буржуазия в империалистских странах уже ввела «современный фашизм»,— это теория, развитая буржуазной левой (которую фактически она уже отложила, потерпев поражение), принятая некоторыми группами и коммунистическими организациями (в Италии это «Пролетари комунисти» (Proletari Comunisti)). Это — тезис, парализующий революционную деятельность.

    Коммунистические партии империалистских стран должны поэтому понять характер и происхождение режимов предупреждающей контрреволюции, чтобы вынести правильную оценку прошлого опыта (почему мы даже не установили социализм в империалистской стране) и правильно направлять их сегодняшние действия.

    Каковы универсальные черты режимов предупреждающей контрреволюции?

    В режиме предупреждающей контрреволюции буржуазия комбинирует пять линий действия (пять столбов, на которых держится всякий режим предупреждающей контрреволюции).

    1. Поддержка культурной и политической отсталости народных масс. Для этого активно распространяется культура уклонения от действительности, продвигаются теории, движения и занятия, которые отвлекают внимание, интерес и действия народных масс от классового антагонизма и сосредотачивают их на тщетности (отвлечение внимания), вносится беспорядок и отравление реакционными теориями и ложными новостями. Короче, предотвращается повышение политического сознания с помощью соответствующей чёткой системой культурных действий. На этом поле буржуазия пересматривает и восстанавливает роль религий и Церквей, в первую очередь католической Церкви, но не может этим ограничиться этим, ибо часть масс непременно избегает этой ловушки.

    2. Удовлетворение требований улучшений, которые народные массы выдвигают всё более настойчиво, обеспечение каждому надежды на достойную жизнь и подпитывание этой надежды некоторым практическим результатом, окутывание каждого рабочего сетью финансовых обязательств (ссуды, взносы, заклады, счета, налоги, рента и т. д.), которые каждое мгновение заставляют его рисковать потерять всё или хотя бы большую часть его социального статуса и состояния, если он не сможет соблюсти установленные крайние сроки. Если в борьбе за требования против буржуазии народные массы завоевали время и деньги, буржуазия должна убедить использовать их для удовлетворения своих «животных потребностей». Так что они должны умножать и умножать средства и способы удовлетворять их, чтобы отработать имеющиеся время и деньги.

    3. Развитие каналов для участия народных масс в политической борьбе буржуазии в зависимом положении, следуя за её партиями и представителями. Участие народных масс в политической борьбе буржуазии — существенный компонент предупреждающей контрреволюции. Разделение властей, представительские собрания, политические выборы и борьба различных партий (многопартийность) — существенные аспекты режимов предупреждающей контрреволюции. Буржуазия должна заставить массы воспринимать как их собственное государство, которое в действительности принадлежит империалистической буржуазии. Всем, кто хочет участвовать в политической жизни, нужно позволить участвовать. Буржуазия, однако, ставит и должна ставить молчаливое условие, что они должны играть в соответствии с законами господствующих классов: они не должны выходить за границы её общественного строя. Несмотря на это молчаливое условие и немедленно буржуазия должна более определённо разделить свою политическую деятельность на две области. Публичную, в которую допускаются народные массы («малый театр буржуазной политики»). Секретную, зарезервированную за уполномоченным персоналом. Молчаливо уважать это разделение и приспосабливаться к нему — обязательное требование для любого «ответственного политика». Очевидно, каждое молчаливое правило — слабый пункт нового механизма власти.

    4. Поддержание народных масс и особенно рабочих в состоянии бессилия, препятствование их самоорганизации (без организации у пролетариата нет никакой общественной силы), обеспечение массам организаций, возглавляемых доверенными людьми буржуазии (организациями, которые буржуазия строит, чтобы отвлечь массы от классовых организаций, мобилизуя и поддерживая священников, полицейских и т. п.: «жёлтые» организации вроде Итальянской конфедерации профсоюзов (CISL), Христианской ассоциаций итальянских рабочих (ACLI), Итальянский синдикалистский союз (USI) и т. д.), корыстными, продажными, честолюбивыми, индивидуалистичными людьми, чтобы воспрепятствовать рабочим сформировать организацию, автономную из буржуазии по структуре и ориентации.

    5. Выборочное подавление коммунистов. Предотвращение любой ценой достижения коммунистами успеха: умножения их силы через организацию в партию, обретения правильного мировоззрения, правильного метода познания и работы и правильной стратегии, выполнения ими эффективной деятельности, рекрутирования ими, установление ими гегемонии над рабочим классом. Развращение и привлечение — или подавление и уничтожение тех, кто не даёт себя развратить или привлечь.

    Общий кризис вообще и ещё больше его критическая фаза уничтожает и в значительной степени уже разрушил второй из универсальных пяти столбов режима предупреждающей контрреволюции. Политический кризис прямо ведёт буржуазию к решительному обрушению третьего и четвёртого столба (ограничения на участие масс в буржуазной политической борьбе, чем больше вырастает противоречий, антипрофсоюзная политика хозяев и их властей). «Война против терроризма» — это знамя, под которым буржуазия всё более обрушивает пятый столб. В таких условиях эффективность первого столба сокращается. Условия для развития революционной народной войны улучшаются во всех империалистских странах. Значительное присутствие рабочих-иммигрантов облегчает нашу работу. Героическое сопротивление угнетённых стран, атакованных США, сионистами и другими империалистическими державами, способствует развитию второй волны пролетарской революции, хотя борьба арабских и мусульманских стран всё ещё в значительной степени направляется реакционными классами и группами. Сопротивление, которое во всё большем числе стран (от Латинской Америки до Китая, Ирана и России) противостоит претензиям империализма США и сионистских групп, политически ослабило глобальную империалистическую систему, всё ещё имеющую центр в США. Империалистическая буржуазия США всё более склоняется обратиться к ещё имеющемуся военному превосходству. Гонка между революционной и реакционной мобилизацией, между революцией и войной полным ходом идёт в отдельных странах и на международном уровне. В этой ситуации каждая коммунистическая партия, посвящая свои усилия в первую очередь строительству революции в своей стране, должна также уделить усилия возрождению международного коммунистического движения во всём мире и, в особенности, в США: это — вероятно единственный способ воспрепятствовать империалистической буржуазии США продолжать формирование блока с сионистскими группами и погружать мир в новую мировую войну. Развитие борьбы за устранение господства империалистической буржуазии в США — в первую очередь есть ответственность американского коммунистического движения, но также и универсальная задача коммунистического движения, подобно тому, как устранение Ватикана и католической Церкви — в первую очередь есть ответственность итальянского коммунистического движения, но также и универсальная задача коммунистического движения, учитывая роль, которую этот пережиток европейского средневековья играет в мировой системе империалистического угнетения.

  4. Стратегия затяжной революционной народной войны.

    Из чего состоит затяжная революционная народная война в нашей стране и в империалистских странах вообще?

    Затяжная народная война — универсальная стратегия, которая должна применяться в каждой стране согласно конкретным законам.

    Для нашей страны, Италии, первая и самая общая особенность — тот факт, что мы — империалистская страна, и поэтому здесь недействительны те же законы, что применимы в угнетённых, полуфеодальных и неоколониальных странах. В этих странах война ведётся в сельской местности с окружением городов, накопление революционных сил основывается на вовлечении и поддержке крестьянских масс, составляющих огромное большинство населения.

    В империалистских странах вроде нашей накопление революционных сил происходит через учреждение и сопротивление тайной партии и её руководство массами, чтобы присоединяться к всевозможным массовым организациям, необходимым для удовлетворения их материальных и духовных нужд, присоединяться к буржуазной политической борьбе для свержения её курса и реализации завяленных требований борьбы, пока буржуазия не будет поставлена перед выбором подъёма гражданской войны или утраты власти без борьбы. Мы должны работать и работаем в перспективе столкнуться с гражданской войной и победить в ней. Только так мы будем готовы к любой возможности. Это в нашей стране эквивалент «окружения городов из сельской местности» в полуфеодальной стране.

    Революционная народная война в империалистских странах начинается с основания управляющей ею партии. В нашей стране она началась с основания (новой) Итальянской коммунистической партии.

    Далее, революционная народная война в Италии не начинается с вооружённой борьбы. Переход к вооружённой борьбе, а именно гражданской войне, в нашей стране будет переходом от первой фазы войны (стратегическая оборона, фаза накопления сил) ко второй фазе (стратегический баланс: две силы сталкиваются и борются за территорию).

    Переход от фазы накопления сил к фазе гражданской войны или к формам гражданской войны уже происходил в нашей стране трижды:

    1. после Первой мировой войны в так называемом «красном двухлетии» (1919—1920 гг.— прим. переводчика);

    2. в конце Второй мировой войны — партизанское Сопротивление;

    3. в 1970-х боевые коммунистические организации (принятое обозначение левых боевых групп в странах Европы, США и Японии, возникших, главным образом, в 1970-х.— прим. переводчика), «красные бригады».

    Успехи и неудачи этих опытов — ценные элементы знания для ЗРНВ, направляемой (н)ИКП. Эти события подтверждают, что коммунистическое движение действовало вслепую, но также и указывают линию, которую они должны сознательно проводить.

    Мы говорим, что революция строится, что это не что-то, что вспыхивает. Строительство революции — развитие затяжной революционной народной войны. При этом кампания следует за кампанией, основываясь на результатах предыдущей и, в свою очередь, создавая условия для кампании более высокого уровня (последовательности). Каждая кампания состоит из сражений и тактических действий, соединённых (синергия) или следующих друг за другом (последовательность).

    Вот три фазы этой войны, как в угнетённых странах, так и в полуфеодальных и нео-империалистических странах: фаза стратегической обороны, фаза стратегического равновесия, фаза стратегического наступления. В империалистских странах вроде нашей, эта стадия — фаза оборонной стратегии. В этой стадии партия накапливает революционные силы. В этой стадии в империалистских странах поле боя — не поле вооружённого столкновения, а поле, на котором партия атакует самое сердце власти империалистской буржуазии: её гегемонию над массами и её способность управлять их сознанием и направлять их действия. Здесь она заставляет империалистическую буржуазию утратить почву.

    Затяжная революционная народная война преодолевает ограничение Коммунистического Интернационала.

    В отличие от Второго Интернационала, Коммунистический Интернационал имел ясное сознание и учитывал в своей практике качественное различие между борьбой за интересы (свойственной буржуазному обществу и хронической) и борьбой за социализм. Однако он последовательно противопоставлял, как взаимоисключающие элементы, мирную борьбу и насильственную борьбу, работу внутри буржуазного общества и работу против буржуазного общества, парламентскую деятельность и гражданскую войну, реформу и революцию, союз и борьбу, неантагонистические и антагонистические противоречия, противоречия между массами и империалистической буржуазией и противоречия между группами внутри господствующего класса, политику требований и революции, тайную организацию и легальную организацию. Напротив, на самом деле, эти элементы в единстве противоположностей. Стратегия затяжной революционной народной войны признает это единство противоположностей, она развивает обе стороны единства и составляет из них борьбу рабочего класса, чтобы подорвать и, в конечном счёте, устранить власть империалистической буржуазии и установить социализм.

Тексты для анализа

  1. Оценка коммунистического движения (первая волна пролетарской революции и первые социалистические страны, кризис коммунистического движения и современный ревизионизм, возрождение коммунистического движения на основе марксизма-ленинизма-маоизма, перспективы организации международного коммунистического движения).

  2. О теории (первого и второго) общего кризиса капитализма в империалистическую эру и связанном развитии революционной ситуации

  3. О режиме встречного предупреждающего вырождения, установленного буржуазией в империалистских странах.

  4. О стратегии затяжной революционной народной войны