Яо Вэньюань

О социальной базе линьбяоской антипартийной группировки

(1975 г.)

Председатель Мао Цзэдун говорит:

Почему Ленин говорил о диктатуре над буржуазией? Этот вопрос надо уяснить себе. Отсутствие ясности в этом вопросе ведёт к ревизионизму. Надо, чтобы это знала вся страна.

Ныне в нашей стране осуществляется товарная система, существует ещё неравенство в системе зарплаты, например, практикуется 8-разрядная система заработной платы, и т. п. Это можно только ограничивать при диктатуре пролетариата. Поэтому, если бы Линь Бяо и ему подобные пришли к власти, им легко было бы насадить капитализм. Следовательно, надо побольше читать марксистско-ленинскую литературу.

Председатель Мао Цзэдун, говоря о необходимости каждому уяснить себе вопрос о диктатуре пролетариата над буржуазией, со всей ясностью указал: «Если бы Линь Бяо и ему подобные пришли к власти, им легко было бы насадить капитализм. Следовательно, надо побольше читать марксистско-ленинскую литературу». Здесь ставится чрезвычайно важный вопрос, а именно: какова классовая сущность «Линь Бяо и ему подобных» и социальная база возникновения линьбяоской антипартийной группировки? Несомненно, что выяснение этого вопроса совершенно необходимо для укрепления диктатуры пролетариата, предотвращения реставрации капитализма, для решительного претворения в жизнь основной линии партии на историческом этапе социализма и постепенного создания таких условий, при которых бы не могла ни существовать, ни возникать вновь буржуазия.

Как все ревизионисты и ревизионистские идейные течения, Линь Бяо и его ревизионистская линия — явления не случайные. Линь Бяо и его твердолобые приверженцы были крайне изолированными среди всей партии, всей армии и всего народа, однако для зарождения этой кучки крайне изолированных людей — «небесных коней, летающих в выси, вольных и свободных», имеется глубоко заложенная социально-классовая база.

Линьбяоская антипартийная группировка представляла интересы свергнутых помещичьего класса и буржуазии, отражала надежды свергнутой реакции, стремящейся к ниспровержению диктатуры пролетариата и к реставрации диктатуры буржуазии. Это довольно ясно. Линьбяоская антипартийная группировка была против Великой пролетарской культурной революции, питала лютую ненависть к нашему социалистическому строю диктатуры пролетариата, клеветнически называя его «феодальным самодержавием», понося как режим «императора Цинь Ши-хуана нашего времени». Она хотела, чтобы помещики, кулаки, контрреволюционеры, вредные и правые элементы получили «настоящее политическое и экономическое освобождение», т. е. хотела в политическом и экономическом отношениях превратить диктатуру пролетариата в диктатуру помещичьего класса и компрадорской буржуазии, социалистический строй — в капиталистический. Будучи внутри партии агентом буржуазии, стремящейся к реставрации, антипартийная группировка Линь Бяо в своём наступлении на партию и диктатуру пролетариата дошла до крайнего бешенства, до сколачивания шпионских организаций и подготовки контрреволюционного вооружённого переворота. Это неистовство говорит о том, что утратившие власть и средства производства реакционеры неизбежно используют все доступные им средства, чтобы возвратить себе утерянные ими позиции эксплуататорских классов. Мы видим, что Линь Бяо, потерпев политический и идеологический крах, подобно азартному игроку, поставил на карту всё в своей отчаянной попытке «проглотить» пролетариат, пошёл даже на измену Родине и переметнулся к врагу. Ни чрезвычайно терпеливая воспитательная работа со стороны Председателя Мао Цзэдуна и Центрального Комитета партии, ни их ожидание и усилия спасти его ничуть не могли изменить его контрреволюционную природу. Всё это говорит о том, что при диктатуре пролетариата между двумя антагонистическими классами — пролетариатом и буржуазией — всё ещё идёт борьба не на жизнь, а на смерть, что эта борьба будет продолжаться очень долго. Пока существуют свергнутые реакционные классы, существует и возможность появления в партии (а также в обществе) представителей буржуазии, которые превратят надежду на реставрацию в попытку реставрации. Вот почему необходимо повышать бдительность, быть всегда начеку и сокрушать все происки внутренних и внешних реакционеров. Ротозейство тут недопустимо. Однако дело не исчерпывается уяснением себе этого. Линьбяоская антипартийная группировка явилась выразительницей не только стремления свергнутых помещичьего класса и буржуазии к реставрации, но и стремления зародившихся в социалистическом обществе новых буржуазных элементов к узурпации власти. Этой группировке присущи некоторые особенности новорождённых буржуазных элементов, и в ней были и такие, которые сами по себе явились новорождёнными буржуазными элементами. Кое-какие её лозунги отвечают и отражают потребность в развитии капитализма буржуазных элементов и лиц, желающих идти по капиталистическому пути. Именно эту последнюю сторону вопроса нам и нужно проанализировать поглубже.

Председатель Мао Цзэдун указал: «Ленин говорил, что „мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе“. Это имеет место и среди части рабочего класса, среди части членов партии. Среди пролетариата и работников учреждений есть люди, которые перенимают буржуазный стиль жизни». Некоторые из линьбяоской антипартийной группировки как раз и являются представителями такой новорождённой буржуазии и капитализма. Среди них Линь Ли-го* и его малый «флот»** и были антисоциалистическими буржуазными элементами и контрреволюционерами, зародившимися целиком и полностью в условиях социалистического общества.

Наличие буржуазного влияния, наличие влияния международного империализма и ревизионизма служит идейно-политическим источником зарождения новых буржуазных элементов, наличие же буржуазного права — важной экономической базой зарождения новых буржуазных элементов.

Ленин указал: «В первой фазе коммунистического общества (которую обычно зовут социализмом) „буржуазное право“ отменяется не вполне, а лишь отчасти, лишь в меру уже достигнутого экономического переворота, т. е. лишь по отношению к средствам производства». «Но оно остаётся всё же в другой своей части, остаётся в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. „Кто не работает, тот не должен есть“, этот социалистический принцип уже осуществлён; „за равное количество труда равное количество продукта“ — и этот социалистический принцип уже осуществлён. Однако это ещё не коммунизм, и это ещё не устраняет „буржуазного права“, которое неравным людям за неравное (фактически неравное) количество труда даёт равное количество продукта».

Председатель Мао Цзэдун отметил: «Китай является социалистической страной. До освобождения он почти не отличался от капитализма. В настоящее время всё ещё осуществляется 8-разрядная система заработной платы, распределение по труду и обмен через посредство денег. Всё это мало чем отличается от того, что было в старом обществе. Разница заключается в том, что изменилась форма собственности». «Ныне в нашей стране осуществляется товарная система, существует ещё неравенство в системе зарплаты, например, практикуется 8-разрядная система заработной платы, и т. п. Это можно только ограничивать при диктатуре пролетариата».

В социалистическом обществе всё ещё существуют две формы социалистической собственности — общенародная и коллективная. Это и предопределяет проведение в данное время в нашей стране товарной системы. Анализ, проведённый В. И. Лениным и Председателем Мао Цзэдуном, говорит нам о том, что в условиях диктатуры пролетариата нужно ограничивать буржуазное право, неизбежно остающееся в силе в распределении и обмене при социалистическом строе, с тем чтобы в ходе длительной социалистической революции постепенно сократить различие между рабочими и крестьянами, различие между городом и деревней, различие между умственным и физическим трудом, сократить различие между разрядами и постепенно создать материальные и духовные условия для ликвидации этих различий. Если не делать этого, а, наоборот, требовать упрочения, расширения и усиления буржуазного права и связанного с ним неравенства, то неизбежно произойдет поляризация, а именно: при распределении меньшинство будет присваивать всё больше товаров и денег кое по каким законным и по многим незаконным каналам; широко распространятся вызванные таким «материальным стимулированием» буржуазные мысли о наживе и погоне за личной славой и выгодой; разовьются такие явления, как расхищение общественного имущества, спекуляция, коррупция и разложение, воровство и взяточничество; в политическую и даже во внутрипартийную жизнь проникнут капиталистические принципы товарообмена, которые развалят социалистическое плановое хозяйство; возникнут такие явления, присущие капиталистической эксплуатации, как превращение товаров и денег в капитал, а рабочей силы — в товар; изменится характер собственности кое в каких хозяйствах и организациях, проводящих ревизионистскую линию, и, наконец, вновь появятся гнёт и эксплуатация трудящихся. В результате среди членов партии, рабочих, зажиточных крестьян, работников учреждений появится небольшое число новых буржуазных элементов и выскочек, полностью изменивших пролетариату и трудовому народу. Товарищи рабочие хорошо сказали: «Если не ограничишь буржуазное право, оно будет тормозить развитие социализма и способствовать развитию капитализма». А когда силы буржуазии в экономике достигают определённой степени развития, то её агенты начинают претендовать на политическое господство, требовать свержения диктатуры пролетариата и социалистического строя, требовать полного изменения социалистической собственности и открыто выступать за реставрацию и развитие капитализма. Придя к власти, новая буржуазия первым делом чинит кровавую расправу над народом и реставрирует капитализм в области надстройки, в том числе и во всех сферах идеологии и культуры, вслед за этим она вводит распределение по величине капитала и власти, и от принципа «каждому — по его труду» остаётся лишь оболочка, а горстка новоявленных буржуазных элементов одновременно с монополизацией средств производства устанавливает свою монополию на распределение предметов потребления и других продуктов. Таков процесс реставрации, сегодня уже завершившийся в Советском Союзе.

О том, как линьбяоская антипартийная группировка всякими гнусными способами загребала богатства, как она безумствовала в погоне за буржуазным образом жизни, как она использовала буржуазное право для устройства всяких своих тёмных и гнусных дел, свидетельствует множество фактов, приведённых в ходе её разоблачения и критики. Но более обличающей является программа контрреволюционного переворота «Тезисы об „объекте 571“», в которой линьбяоская антипартийная группировка использовала не что иное, как идею буржуазного права для подстрекательства и настраивания некоторых людей из различных классов против диктатуры пролетариата. Иначе говоря, эта программа, помимо классовых интересов старой буржуазии, представляет и классовые интересы новых буржуазных элементов, а также небольшого числа людей, мечтающих развивать капитализм посредством буржуазного права. Поэтому-то острие её нападок и направлено на пролетарскую революционную линию Председателя Мао Цзэдуна, поэтому-то ей и особенно ненавистны некоторые ограничения, проводящиеся у нас в отношении буржуазного права путём социалистической революции при диктатуре пролетариата.

Пребывание кадровых работников учреждений в школах кадров «7 мая» линьбяоская антипартийная группировка клеветнически называет «видоизмененной безработицей». Она обрушивается на политику упрощения аппарата и сближения с народными массами, называя её ударом по кадрам. Она считает, что кадровые работники должны быть барами, сидящими на шее народа, а посему, мол, участие в коллективном производительном труде делает их «безработными». Это не что иное, как подстрекательство против линии партии, против социалистического строя той части работников учреждений, которая мечтает расширить буржуазное право, восседает господами в своих кабинетах и серьёзно заражена буржуазным стилем жизни.

Линьбяоская антипартийная группировка обрушилась с нападками на слияние интеллигенции с рабочими и крестьянами и направление её в горные и сельские районы, заявляя, что это-де «равносильно видоизмененному каторжному труду». То, что коммунистически сознательная молодёжь, полная жизненных сил, контингент за контингентом едет в деревню — это великое дело, имеющее глубокое и далеко идущее значение для уменьшения различий между рабочими и крестьянами, между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, для ограничения буржуазного права. Все революционные люди горячо одобряют это дело, тогда как люди, сознание которых отравлено буржуазной идеологией, и особенно те, чьё сознание сковано идеей буржуазного права, выступают против него. Вопрос о том, будет ли и впредь поддерживаться смычка учащейся молодёжи с рабочими и крестьянами, непосредственно связан с вопросом о том, будет ли революция в области просвещения в высших учебных заведениях следовать по пути Шанхайского станкостроительного завода, т. е. будут ли студенты не только набираться из среды рабочих и крестьян, но и возвращаться в эту среду по окончании обучения. Крайняя ненависть линьбяоской антипартийной группировки ко всему этому выявила не только то, что она противостоит трудовому народу, но и то, что она, пользуясь буржуазным правом, нападала на партию, пыталась подстрекнуть часть людей, более глубоко подвергнувшуюся влиянию идеи буржуазного права, против социалистической революции. Своей программой, направленной на расширение различий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, на превращение учащейся молодёжи в новую аристократию, эта группировка пыталась завоевать в своем контрреволюционном перевороте поддержку со стороны людей, более глубоко подпавших под влияние идеи буржуазного права. По поводу проявления рабочим классом коммунистического духа и критики им ревизионистского «материального стимулирования» линьбяоская антипартийная группировка клеветнически утверждала, что он якобы подвергается «видоизменённой эксплуатации». Линь Бяо — ярый проповедник «материального стимулирования». Он собственноручно заносил в свои чёрные записки чёрные ревизионистские высказывания, вроде: «материальное стимулирование всё ещё необходимо», «материализм — материальное стимулирование», «соблазнять: карьерой, жалованьем, благосклонностью». Один из главных членов линьбяоской антипартийной группировки тоже писал в своих чёрных записках: «принципы распределения по труду и материальной заинтересованности» являются «решающим толчком» в развитии производства. Под видом «поощрения» рабочих деньгами эта группировка на деле хотела безгранично расширить разрядную разницу между рабочими, подготовить и подкупить малочисленную особую прослойку в среде рабочего класса, изменившую диктатуре пролетариата и его интересам, с тем чтобы подорвать сплочённость рабочего класса. Она разлагала рабочих буржуазным мировоззрением, пыталась превратить ту небольшую часть людей из среды рабочего класса, на которой более глубоко сказалось влияние идеи буржуазного права, в одну из сил, которые поддержали бы её в борьбе против диктатуры пролетариата. Линь Бяо и ему подобные уделяли «особое» внимание тому, чтобы соблазнить «молодых рабочих» «заработной платой». Заметка «соблазнять: карьерой, жалованьем, благосклонностью» по сути дела была изложением их тёмных замыслов. Это в обратном смысле говорит нам о том, что молодые рабочие, особенно те из них, которые стали кадровыми работниками, должны сознательно противостоять материальным соблазнам буржуазии и восхвалению всякими идеями буржуазного права, должны сохранять и развивать коммунистический революционный дух героической борьбы во имя окончательного освобождения пролетариата и всего человечества, должны настойчиво вооружать себя марксистско-ленинским мировоззрением, и ни в коем случае не терять голову от ослепительной мирской мишуры товаров, обмена посредством денег, пошлых похвал, лести, сектантства и прочего, чтобы не попасться на удочку политических мошенников вроде Линь Бяо или помещиков и буржуазных элементов в обществе. Под видом «заботы» о молодых рабочих они на деле «поощряли» их идти по капиталистическому пути, были, так сказать, политическими «подстрекателями». Малоопытные новорождённые буржуазные элементы открыто нарушают законы и дисциплину, а коварные матёрые буржуазные элементы из-за кулис управляют ими — это стало частым явлением в нынешней классовой борьбе в обществе. При рассмотрении преступлений развращённых молодых людей и подростков мы сосредоточиваем силу удара на закулисных подстрекателях. Этого курса надо придерживаться и впредь. В практической борьбе выявились многие молодые рабочие, поднявшие яркое знамя борьбы с буржуазным разложением. Нужно поддерживать их, обобщать опыт их борьбы.

Линьбяоская антипартийная группировка также клеветнически утверждала, что крестьяне испытывают «недостаток в пище и одежде», что «жизненный уровень» командного состава армии «снижается», что красногвардейцы, проявившие при критике буржуазии в Великой культурной революции дух смелости — сметь думать, сметь высказываться, сметь дерзать, сметь действовать, сметь совершать революцию,— были просто-напросто «использованы»… Всё это, без сомнения, имеет целью в корне отвергнуть социалистический строй и линию масс партии, отвергнуть диктатуру пролетариата над буржуазией, расширить буржуазное право и реставрировать капитализм. Клеветнически утверждая, якобы крестьяне испытывают «недостаток в пище и одежде», линьбяоская антипартийная группировка преследовала цель спровоцировать их на то, чтобы они «съедали и делили между собой без остатка всё, что производят», развалить и ликвидировать социалистическое коллективное хозяйство. Если пойти по этой линии, то результат будет только таким: небольшое число людей поднимется до новой буржуазии, а подавляющее большинство будет подвергаться капиталистической эксплуатации, т. е. создастся положение, о котором мечтают помещики, кулаки и та часть зажиточных середняков на селе, которая идёт по капиталистическому пути.

Теперь нам уже ясно, что значит «строить подлинный социализм» в устах Линь Бяо. Это значит под вывеской социализма расширять буржуазное право, чтобы новые буржуазные элементы и некоторые фракции и группировки, стремящиеся идти по капиталистическому пути, в сговоре со свергнутыми помещичьим классом и буржуазией могли «командовать всем и распоряжаться всем», ниспровергнуть диктатуру пролетариата и реставрировать капитализм. А Линь Бяо и ему подобные и являются их политическими представителями. Эти программные установки, выдвинутые линьбяоской антипартийной группировкой в «Тезисах об „объекте 571“», не есть что-то упавшее с неба или присущее мозгу Линь Бяо и ему подобных, называющих себя «сверхгениями», а являются отражением общественного бытия. Точнее говоря, исходя из своей буржуазной реакционной позиции, эта группировка отражала требования неперевоспитавшихся помещиков, кулаков, контрреволюционеров, вредных и правых элементов, составляющих лишь несколько процентов населения страны, отражала требования небольшого числа новых буржуазных элементов, а также тех, кто пытается посредством буржуазного права возвыситься до новых буржуазных элементов, и, следовательно, выступала против требования революционного народа, составляющего свыше 90 процентов населения страны, отстоять социалистический путь. В своих выступлениях против материалистической теории отражения эта группировка прибегала к идеалистическому априоризму, но для объяснения формирования её контрреволюционной идеологии необходима именно материалистическая теория отражения.

Почему Линь Бяо и ему подобным легко было бы насадить капитализм, если бы они пришли к власти? Да потому, что в нашем социалистическом обществе всё ещё существуют классы и классовая борьба, всё ещё существуют почва и условия, рождающие капитализм. Чтобы постепенно свести на нет и, наконец, полностью устранить эту почву и условия, необходимо неуклонно продолжать революцию при диктатуре пролетариата. Это — задача, которую авангард пролетариата, направляемый революционной линией Председателя Мао Цзэдуна, может выполнить только при условии неустанных усилий многих поколений. Вот почему необходимо твёрдо претворять в жизнь основную линию партии, повышать политическую сознательность рабочего класса, укреплять союз рабочих и крестьян, сплачивать все силы, которые можно сплотить, и вместе с тем сплачивать и направлять широкие революционные массы на то, чтобы они в борьбе с классовыми врагами и в практике трёх великих революционных движений — классовой борьбы, производственной борьбы и научного эксперимента — сознательно преобразовывали своё мировоззрение. Вот почему необходимо укреплять и развивать социалистическую общенародную собственность и коллективную собственность трудящихся масс, предотвратить восстановление буржуазного права в области собственности там, где оно уже изжито, продолжать шаг за шагом в течение сравнительно длительного времени выполнять ещё не выполненную часть задачи по преобразованию собственности; необходимо также в остальных двух аспектах производственных отношений, т. е. во взаимоотношениях между людьми и в распределении, ограничивать буржуазное право, критиковать идею буржуазного права, непрерывно ослаблять базу, порождающую капитализм. Вот почему необходимо неуклонно продолжать революцию в области надстройки, развёртывать вглубь критику ревизионизма, критику буржуазии и осуществлять всестороннюю диктатуру пролетариата над буржуазией.

В своих беседах во время инспекционной поездки по стране в августе — сентябре 1971 года Председатель Мао Цзэдун сказал: «Мы уже 50 лет поём „Интернационал“, и тем не менее в нашей партии было 10 попыток произвести раскол. Я думаю, что такие попытки могут повториться ещё 10, 20, 30 раз. Верите вы этому или нет? Вы не верите, а я всё-таки верю. Разве после вступления в коммунизм не будет больше борьбы? Я вот не верю. И при коммунизме будет борьба, только это будет борьба между новым и старым, между правильным и ошибочным. Через десятки тысяч лет ошибочное по-прежнему будет недопустимо и не сможет устоять». В. И. Ленин говорил: «Да, тем, что мы свергли помещиков и буржуазию, мы расчистили дорогу, но не построили здания социализма. И на расчищенной от одного поколения почве постоянно в истории являются новые поколения, лишь бы почва рожала, а рожает она буржуев сколько угодно. И те, кто смотрит на победу над капиталистами, как смотрят мелкие собственники,— „они урвали, дай-ка и я воспользуюсь“,— ведь каждый из них является источником нового поколения буржуев». Здесь В. И. Ленин говорит о длительности классовой борьбы в обществе, а Председатель Мао Цзэдун говорит о длительности борьбы между двумя линиями, представляющей собой отражение в партии той же классовой борьбы в обществе. Нам необходимо через такую классовую борьбу и борьбу между двумя линиями непрерывно одерживать победу над буржуазией и её представителями, занимающимися ревизионистской, раскольнической и заговорщицкой деятельностью. Только таким образом можно постепенно создать условия, при которых бы не могла ни существовать, ни возникать вновь буржуазия, и в конце концов уничтожить классы. А это — великое дело, которое нужно завершить в течение всего исторического периода диктатуры пролетариата.

Новые буржуазные элементы, появившиеся на свет вследствие разложения буржуазной идеологией и наличия буржуазного права, обычно отличаются политическими особенностями двурушников и выскочек. Ведя капиталистическую деятельность в условиях диктатуры пролетариата, они, как правило, прикрываются какой-нибудь социалистической вывеской. Поскольку их реставраторская деятельность направлена не на возвращение утраченных средств производства, а на захват средств производства, которыми они никогда прежде не обладали, постольку они особенно жадны — так и проглотили бы сразу все богатства, принадлежащие народу всей страны или коллективам, так и превратили бы их в частную собственность. Именно такая политическая особенность присуща и линьбяоской антипартийной группировке. «Душою ты с чжуншаньским волком схож, Добившись своего, ты волю злу даёшь». Эти две строчки стихов из романа «Сон в красном тереме», характеризующие коварного и злого Сунь Шао-цзу, который «был ловок и умел прекрасно приспосабливаться к обстоятельствам», вполне уместны и для характеристики линьбяоской антипартийной группировки. Перед тем, как Линь Бяо «добился своего», т. е. захватил часть политической и экономической власти, он пустил в ход контрреволюционные двурушнические приёмы для обмана партии и масс и использовал силы массового движения в своих целях, позволив себе при этом вывешивать революционную вывеску или провозглашать революционные лозунги и тут же искажать их. Председатель Мао Цзэдун в своём письме, написанном в начальный период Великой культурной революции, анализируя внутренний мир Линь Бяо и Ко, говорил: «Полагаю, что их подлинное намерение — ловить чертей при помощи Чжун Куя*». Эти слова как нельзя лучше объясняют подобные явления. Тут «при помощи» значит, как говорится, поднять кирпич, чтобы постучать в ворота. Когда же цель уже достигнута, этот «кирпич» им больше уже не нужен, и они тут же, повернувшись, с ожесточением его отшвыривают. Заниматься контрреволюционным двурушничеством, «выступать под „красным знаменем“ против красного знамени», «в глаза славословить, а в спину удар наносить», или, как в этом призналась сама антипартийная группировка Линь Бяо, «под знаменем Председателя Мао нанести удар силам Председателя Мао» — всё это описание разными словами одних и тех же приёмов. Когда же антипартийная группировка Линь Бяо, говоря её словами, нашла, что «за годы подготовки значительно повысился уровень в идейном, организационном и военном отношениях» и уже «имеется определённая идеологическая и материальная основа», то она дала себе волю. В организациях и хозяйствах, которые линьбяоская антипартийная группировка взяла в свои руки или поставила под свой контроль, она превращала социалистическую общественную собственность в свою частную собственность. Эта группировка обнаруживала всё более наглый политический карьеризм, который разрастался по мере того, как она «добивалась своего», и не знал предела, точно так же, как алчность буржуазии растёт по мере накопления капитала. Анализируя буржуа, Маркс говорил: «Как капиталист, он представляет собою лишь персонифицированный капитал. Его душа — душа капитала». Душа Линь Бяо, как агента буржуазии в партии, это всего лишь душа буржуазии, старой, уже свергнутой и теперь мечтающей о реставрации, и новой, только зарождающейся, но уже стремящейся господствовать. Исходя из классового анализа, можно ясно увидеть источники контрреволюционной регрессивной политической деятельности Линь Бяо и Ко: они проповедовали учение Конфуция и Мэн-цзы, предали партию, предали китайский народ и переметнулись к социал-империализму — занимались такими же грязными делами, как китайская компрадорская буржуазия, которая почитала Конфуция и предала Родину. Линь Бяо и Ко в своей бешеной подготовке контрреволюционного переворота повторяли всего-навсего приёмы, бесчисленное множество раз применявшиеся и по сей день применяемые буржуазией многих стран.

Наша задача состоит, с одной стороны, в том, чтобы постепенно ослаблять почву, порождающую буржуазию и капитализм, а с другой — своевременно распознавать новую буржуазию вроде Линь Бяо и ему подобных, когда она родится или когда она зарождается. Потому-то и важно изучать марксизм-ленинизм-маоцзэдунъидеи. Без руководства марксизма мы не сможем выполнить вышеизложенную задачу, более того, в случае возникновения ревизионистского идейного течения мы рискуем попасть на удочку или даже, не уяснив что к чему, усесться на пиратский корабль из-за наличия в своём сознании идеи буржуазного права или из-за неспособности сориентироваться. А если не так, то чем же объяснить то, что при появлении ревизионистской линии находятся люди, которые ей следуют? Почему на Ⅱ Пленуме ЦК КПК девятого созыва Линь Бяо и его сообщники смогли посредством идеализма и шумихи ввести в заблуждение людей? Почему высказывания линьбяоской антипартийной группировки, явно направленные на раскол партии и на свержение диктатуры пролетариата, могли найти сбыт среди пусть даже немногих кадровых работников? Почему большие и малые «флоты» могли с неприкрытой наглостью использовать приглашение на обед, подношение подарков и раздачу чинов и обещаний в качестве средств насаждения сепаратизма, сектантства и плетения заговоров? Почему они занесли в свои чёрные записки «прикрытие политики техникой» и тому подобное как тактические установки в своей контрреволюционной деятельности? В этом кроется глубокий урок. В 1959 году в борьбе против антипартийной группировки Пэн Дэ-хуая Председатель Мао Цзэдун указывал, что «ныне главная опасность — эмпиризм» и поэтому нужно добросовестно читать. За последние 10 с лишним лет Председатель Мао Цзэдун много раз повторял эту мысль. Он подчёркивает, что кадры высших и средних ступеней, прежде всего члены ЦК, «должны в разной степени и добросовестно читать и изучать, усваивать марксизм», что «в эти годы нужно уделять особое внимание пропаганде классиков марксизма-ленинизма». После провала антипартийной группировки Линь Бяо Председатель Мао Цзэдун ещё раз сказал: «Я серьёзно советую товарищам почитать». И недавно, говоря о диктатуре пролетариата, он ещё раз подчеркнул это. Как близки нам эти полные сердечной теплоты наставления! Все члены партии, особенно кадры высших ступеней, должны взяться за это дело, как за дело большой важности, касающееся упрочения диктатуры пролетариата. Первым делом им самим надо как следует изучить, освоить положения Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и Председателя Мао Цзэдуна о диктатуре пролетариата и их основные труды, стараясь выяснять вопрос путём сочетания теории с практикой, избавиться и в мыслях и в действиях от отрывающего от масс буржуазного образа мысли, слиться воедино с массами, по-настоящему способствовать росту социалистической нови, уметь разглядеть разлагающее влияние капитализма и сметь ему противодействовать. Необходимо развивать и продолжать славные традиции упорной и самоотверженной борьбы, сложившиеся в нашей партии в течение десятилетий. Нужно быть в курсе дел, изучать политические установки, в том числе и установки в области экономики. Необходимо твёрдо придерживаться полностью оправдавшего себя курса: вести революцию, стимулировать развитие производства, стимулировать работу, стимулировать подготовку на случай войны. Нужно обратить внимание на то, чтобы различать два типа неодинаковых по характеру противоречий и наносить точные и сильные удары по горстке вредных элементов. Что касается капиталистического влияния среди масс, то этот вопрос надо, согласно формуле «сплочение — критика — сплочение», разрешать главным образом такими методами, как учёба и повышение сознательности, поддержка всего передового, противоборствующего капитализму, воспоминание и сопоставление, убеждение и воспитание, критика и самокритика, чтобы добиться сплочения двух «95 процентов». В деле критики капиталистических тенденций нужно подготовить общественное мнение, завоевать большинство, пробудить сознательность и осуществить активное руководство. Что же касается отдельных людей, глубоко увязших в болоте капитализма, то их надо громко окрикнуть: «Товарищ, опомнись, пока не поздно!»

В начале статьи мы отметили, что линьбяоская антипартийная группировка была крайне изолированной среди всего народа. Анализируя классовые корни её возникновения, мы указали почву и условия, её породившие. Теперь нам необходимо ещё отметить, что линьбяоская антипартийная группировка была в сущности очень слабой и, как всякая реакция,— всего-навсего бумажным тигром. Вся контрреволюционная деятельность линьбяоской антипартийной группировки явилась протоколом лишь её поражений и безвыходности положения, но отнюдь не побед. Социалистический строй непременно заменит капиталистический строй, коммунизм непременно победит во всём мире — это объективный закон, независимый от воли людей. Социалистическое общество вышло из недр старого общества и «поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет ещё родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». В этом нет ничего удивительного. 25-летняя история говорит нам, что если только мы будем твёрдо отстаивать диктатуру пролетариата, придерживаться учения Председателя Мао Цзэдуна о продолжении революции при диктатуре пролетариата и решительно претворять в жизнь линию, курс и политические установки социалистической революции, разработанные для нас Председателем Мао Цзэдуном, то мы сможем сокрушить сопротивление классовых врагов, постепенно вывести эти пятна и завоевать новые и новые победы. Наша нынешняя весьма благоприятная обстановка неуклонного развития и бурного процветания социалистического дела являет собой яркий контраст ситуации у империализма и социал-империализма, которые трещат по всем швам и раздираются внутренними и внешними трудностями. Теоретический вопрос, выдвинутый ныне Председателем Мао Цзэдуном, поможет нам в теоретическом и практическом плане глубже понять исторические задачи диктатуры пролетариата и методы выполнения этих задач, будет значительно способствовать укреплению диктатуры пролетариата, способствовать углублению социалистической революции и развитию социалистического строительства, способствовать стабилизации и сплочению всей страны. Под руководством партии китайские коммунисты, а также пролетариат и революционный народ Китая, полные уверенности, сплотившись воедино, с высоким энтузиазмом включаются в борьбу против ревизионизма и за предотвращение его возникновения. История китайской революции — это история революционного народа, пришедшего к победе через извилистую борьбу, это история реакционеров, пришедших к гибели после многократных отчаянных схваток Председатель Мао Цзэдун так подвёл итог: «В Китае со времени свержения императора в 1911 году ни один реакционер не мог долго стоять у власти. Дольше всех из них (Чан Кай-ши) продержался всего двадцать лет, и он тоже рухнул, как только против него восстал народ. Чан Кай-ши, воспользовавшись доверием к нему Сун Ят-сена, став во главе Хуанпуской школы и собрав вокруг себя большое скопище реакционеров, прибрал власть к своим рукам. Сразу же после того, как он выступил против Коммунистической партии, почти весь помещичий класс и вся буржуазия стали поддерживать его, а Коммунистическая партия тогда ещё не имела опыта. Итак он вне себя от радости занял на время доминирующее положение. Однако в течение всех этих двадцати лет ему никак не удавалось добиться объединения,— имели место война между гоминьданом и Компартией, войны между гоминьданом и милитаристами различных клик, китайско-японская война и, наконец, четырёхлетняя большая гражданская война, в исходе которой он скатился на группу морских островов. Если правые поднимут в Китае антикоммунистический государственный переворот, то они, я в этом убежден, не будут знать покоя и их господство, вполне возможно, будет кратковременным, ибо его не потерпит никто из революционеров — представителей интересов народа, составляющего свыше девяноста процентов населения страны». «Вывод сводится к той же общеизвестной фразе: перспективы светлые, а путь извилистый». Пойдём же смело вперёд по направлению и пути, указанному Председателем Мао Цзэдуном!

(Опубликовано в журнале «Хунци» № 3 за 1975 г.)

Примечания

* Сын Линь Бяо.

** Условное название шпионской организации линьбяоской антипартийной группировки.

* Персонаж из легенды, который якобы мог изгонять злых духов.