Мао Цзэдун

Речь на Всекитайском совещании КПК по вопросам пропагандистской работы
(фрагменты из «красной книжечки» и «жёлтой книжечки»)

(12 марта 1957 г.)

[…]

[…] Новый общественный строй только что установлен, и требуется время для его упрочения. Нельзя считать, что новый строй абсолютно прочен с первого дня его установления. Этого быть не может. Его нужно постепенно укреплять. Для окончательного упрочения нового строя необходимо осуществление социалистической индустриализации страны, последовательное проведение социалистической революции на экономическом фронте; необходимо также постоянно и упорно вести борьбу, социалистическую революцию, и социалистическое воспитание на политическом и идеологическом фронтах. Наряду с этим требуется содействие международных условий. В нашей стране борьба за упрочение социализма, борьба «кто кого» — социализм или капитализм — охватит длительный исторический период. Тем не менее все мы должны понимать, что новый, социалистический строй несомненно упрочится. И мы сумеем построить социалистическое государство с современной промышленностью, современным сельским хозяйством и современной наукой и культурой. […]

[…] Лишь ничтожное число интеллигентов враждебно относится к нашему государству. Им не по душе наше государство, государство диктатуры пролетариата, они питают привязанность к старому обществу. При всяком удобном случае они подстрекают к волнениям, стремятся ниспровергнуть Коммунистическую партию и возродить старый Китай. Это те, кто в борьбе между двумя путями — пролетарским, социалистическим и буржуазным, капиталистическим — упорно цепляются за последний. Поскольку второй путь практически неосуществим, они на деле готовы капитулировать перед империализмом, феодализмом и бюрократическим капитализмом. Такие люди встречаются в политических кругах, среди промышленников и торговцев, деятелей культуры и просвещения, науки и техники, а также в религиозных кругах. Это — ультрареакционные элементы. […]

[…] Некоторые интеллигенты, ознакомившись с отдельными марксистскими трудами, возомнили себя большими знатоками. Но прочитанное ещё не усвоено ими, ещё не пустило корней в их голове, они не умеют его применять, классовые чувства остаются у них прежними. Другие зазнаются; нахватавшись книжных фраз, они мнят себя невесть кем, высоко задирают нос. Но стоит только налететь ветру, как оказывается, что их позиция разительно отличается от позиции рабочих и огромного большинства трудового крестьянства. Позиция у первых — колеблющаяся, а у последних — твёрдая; позиция у первых сбивчивая, а у последних — чёткая и ясная. […] Обстановка постоянно меняется, и для того, чтобы наша мысль отвечала требованиям новой обстановки, нужно учиться. Продолжать учиться, воспринимать новое и изучать новые проблемы должны и те, кто уже сравнительно хорошо разбирается в марксизме и сравнительно крепко стоит на пролетарских позициях. […]

[…] Книжные знания интеллигенции, если они не соединяются с практикой, остаются неполными или даже весьма неполными. Интеллигенция воспринимает опыт предшественников главным образом из прочитанных книг. Книги, конечно, нельзя не читать, но на одном чтении далеко не уедешь. (Эти три предложения — Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 150.) […] Чтобы по-настоящему овладеть марксизмом, его нужно изучать не только по книгам, но главным образом в ходе классовой борьбы, через практику своей работы и сближение с рабоче-крестьянскими массами. Когда наша интеллигенция прочитает ряд марксистских произведений и в той или иной мере осмыслит их в ходе сближения с рабоче-крестьянскими массами, через практику своей работы, то у всех нас появится общий язык, и не только в области патриотизма и социализма, но, возможно, и в области коммунистического мировоззрения. В таком случае работа у всех пойдет намного лучше.

[…]

[…] Коммунистическая партия не боится критики, потому что мы — марксисты, потому что на нашей стороне правда, на нашей стороне основная масса — рабочие и крестьяне. Как мы в своё время говорили, движение за упорядочение стиля является «всеобщим движением за марксистское воспитание». Упорядочение стиля есть изучение всей партией марксизма путем развёртывания критики и самокритики. В ходе такого движения мы сможем ещё больше усвоить марксизм.

[…] Добиться лучшей жизни для сотен миллионов китайцев, превратить нашу страну из экономически и культурно отсталой в богатую, могучую и высококультурную — задача трудная и большая. И именно для того, чтобы успешнее справится с этой задачей и плодотворнее работать вместе со всеми идейными, целеустремленными людьми, некоммунистами, которые посвятили себя преобразованиям, мы должны проводить упорядочение стиля, проводить не только сейчас, но и в будущем, постоянно освобождать себя от всего ошибочного. Последовательные материалисты не знают страха. Мы надеемся, что все, кто заодно с нами ведет борьбу, смело выполнят свой долг, преодолеют трудности, не испугаются неудач, пересудов и насмешек, не побоятся критиковать нас, коммунистов, и обращаться к нам со своими предложениями. В борьбе за социализм, коммунизм нам необходимо обладать великим духом бесстрашия, нужно, как говорится, «не боясь плахи палача, отважиться стащить императора с коня». […]

[…] Односторонность есть абсолютизация во взглядах, иначе говоря, метафизический подход к вещам и явлениям. Одобрять или отрицать всё при оценке нашей работы значит проявлять односторонность… Одобрять всё — значит видеть только хорошее и не замечать плохое, дозволять только восхваление и не терпеть критику. Утверждать, будто в нашей работе всё хорошо, не соответствует действительности. Не все хорошо, ибо есть ещё недостатки и ошибки. Но утверждать, что все плохо, тоже не соответствует действительности. Нужно подходить аналитически. Отрицать всё — значит утверждать без конкретного анализа, будто дела из рук вон плохи, будто царит полный хаос и нет ничего хорошего в таком великом деле, как строительство социализма, в великой борьбе сотен миллионов людей. Многие из придерживающихся такого подхода все же отличаются от тех, кто враждебен социализму. Тем не менее их взгляды весьма ошибочны и вредны, они обескураживающе действуют на людей. Как одобрение, так и отрицание всего при оценке нашей работы является ошибочным. […]

[…]

[…] Аналитический метод есть метод диалектический. Под анализом имеется в виду анализ противоречий, присущих вещам и явлениям. Правильный анализ невозможен без глубокого знания жизни, без подлинного понимания рассматриваемых противоречий. […] Необходимо проводить чёткую грань между своими и врагами, нельзя занимать враждебную позицию по отношению к товарищам и подходить к ним, как к врагам. Надо писать с горячим стремлением отстаивать народное дело и повышать сознательность народа, а не заниматься насмешками и выпадами.

[…]

[…] Мы, товарищи, должны понять, что работа по идеологическому перевоспитанию — это длительная, терпеливая и кропотливая работа и что нельзя пытаться несколькими лекциями или собраниями изменить идеологию людей, формировавшуюся десятилетиями. Чтобы переубедить людей, нужно действовать убеждением, а не принуждением. Принуждением можно лишь подчинить, но не переубедить. Нельзя силой переубеждать людей. Применение силы допустимо в отношении врага, но отнюдь не в отношении товарищей и друзей. […]

[…]

В нашей стране буржуазная и мелкобуржуазная идеология, антимарксистская идеология будут существовать ещё долгое время. Социалистический строй у нас в основном установлен. Мы в основном добились победы в области преобразования собственности на средства производства, но ещё не одержали полной победы на политическом и идеологическом фронтах. Вопрос «кто кого» между пролетариатом и буржуазией в области идеологии по-настоящему ещё не разрешён. Нам предстоит длительная борьба против буржуазной и мелкобуржуазной идеологии. Было бы ошибкой не понимать этого и отказываться от идеологической борьбы. Все ошибочные воззрения, все ядовитые травы, всю нечисть нужно критиковать; ни в коем случае нельзя разрешать им свободно распространяться. Однако критика должна быть хорошо аргументированной, аналитической, убедительной, она не должна быть грубой, бюрократической, не должна быть метафизической, догматической.

[…] И догматизм и ревизионизм идут вразрез с марксизмом. Марксизм, несомненно, будет развиваться; он будет развиваться дальше по мере развития практики. Он не может топтаться на месте. Остановка и трафарет несут ему смерть. Однако нельзя нарушать основных положений марксизма, в противном случае неизбежны ошибки. Метафизический подход к марксизму, взгляд на него как на нечто окостенелое есть догматизм. А отрицание основных положений марксизма, отрицание всеобщей истины марксизма есть ревизионизм. Ревизионизм является разновидностью буржуазной идеологии. Ревизионисты затушевывают различия между социализмом и капитализмом, между диктатурой пролетариата и диктатурой буржуазии. Линия, за которую они выступают, есть по существу линия не на социализм, а на капитализм. В современных условиях ревизионизм наносит больший вред, чем догматизм. Развертывать критику ревизионизма — одна из важнейших задач, стоящих перед нами на идеологическом фронте.

[…]


В советских источниках приводится также такая цитата из этого выступления: «Мы должны видеть, что на базе социализма мы построим великое государство» (М. Алтайский. О маоистских извращениях социализма. — «Вопросы философии», 1973, №10. — цит. по: Опасный курс. Пекин: курс, враждебный миру, демократии и социализму. Вып. 5-й. — М., Политиздат, 1974. — с. 38) со ссылкой на изданный хунвэйбинами в Пекине в 1967 г. сборник «Да здравствуют идеи Мао Цзэдуна!». Однако в соответствующем произведении в английском 9-томном издании сочинений Мао подобная реплика отсутствует, поэтому, вероятно, мы имеем дело с очередной ревизионистской фальсификацией.