Мао Цзэдун

Выступление по вопросам философии в Бэйдайхэ
(фрагменты)

(18 августа 1964 г.)

Философия существует лишь тогда, когда налицо классовая борьба (бесполезно говорить о теории познания в отрыве от действительности). Товарищи, изучающие философию, должны отправиться в деревню. Ехать нужно этой зимой или будущей весной, с тем чтобы участвовать в классовой борьбе. Пусть едут и те, у кого слабое здоровье; оттого, что посылают в низы, не умирают, самое большее простудятся, так пусть одеваются потеплее.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 56-57. Источник содержит ещё один вариант конца этого абзаца: «Все, кто занимается философией, должны отправиться в деревню, в том числе и те, у кого слабое здоровье» (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 153. В источнике указано, что это цитата из выступления перед представителями философской общественности, датированного 1964 г.).

Нынешний метод работы на гуманитарных факультетах вузов не годится: от книги идут к книге, от понятия к понятию, а разве можно добыть философию из книг? (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 153. В источнике указано, что это цитата из выступления перед представителями философской общественности, датированного 1964 г.) […] Маркс… занимался классовой борьбой и именно благодаря этому он пришел к революции; значит, основой была классовая борьба, а потом уже начались занятия философией. (Идейно-политическая сущность маоизма. — М.: «Наука», 1977.) […] Я занялся классовой борьбой, занялся философией лишь потому, что меня хотели уничтожить, что Чан Кайши хотел меня убить. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 77. Советские переводчики извращают слова Мао, существенно отклоняясь от оригинала; в действительности речь идёт о том, что потребность в философии порождается протекающей в материальной действительности классовой борьбой.)

Студенты и преподаватели гуманитарных факультетов вузов отправляются в низы этой зимой; естественные, технические, сельскохозяйственные и медицинские вузы пока можно не трогать. Должны отправиться все преподаватели и студенты гуманитарных факультетов, профессора, доценты, ассистенты, студенты, обслуживающий персонал. Отправляющиеся в деревню будут пять месяцев участвовать в «четырёх чистках», отправляющиеся на заводы будут пять месяцев участвовать в борьбе «против пяти злоупотреблений», причём с начала до конца. Надо по-настоящему набраться у крестьян знаний — о разведении лошадей, коров, овец, кур, собак, свиней, о выращивании риса, гаоляна, проса и т. д. Если поедете в деревню зимой, это будет лучше, так как вы сможете увидеть людей, сможете участвовать в классовой борьбе. Там самая гуща жизни, так что, по-моему, поехать полезно. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 153-154. В источнике указано, что это цитата из выступления перед представителями философской общественности, датированного 1964 г. В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао этот отрывок выглядит иначе: «University students should start going down this winter -- I am referring to the humanities. Students of natural science should not be moved now, though we can move them for a spell or two. All those studying the humanities -- history, political economy, literature, law -- must every one of them go. Professors, assistant professors, administrative workers, and student should all of them go down, for a limited period of five months. If they go to the countryside for five months, or to the factories for five months, they will acquire some perceptual knowledge. Horses, cows, sheep, chickens, dogs, pigs, rice, sorghum, beans, wheat, varieties of millet they can have a look at all these things. If they go in the winter, they will not see the harvest, but at least they can still see the land and the people. To get some experience of class struggle -- that's what I call a university.», т.е. «Студенты университетов должны поехать в низы этой зимой — я имею в виду гуманитариев. Студентов-естественников сейчас не следует трогать, хотя можно отправить их на смену-две. Все гуманитарии — историки, экономисты, филологи, юристы — все должны поехать. Профессоры, ассистенты, административные работники и студенты все должны поехать в низы, на ограниченный пятимесячный период. Если они поедут в деревню или на фабрики на пять месяцев, они обретут некоторое чувственное знание. Лошади, коровы, овцы, куры, собаки, свиньи, рис, сорго, бобы, пшеница, различные виды просо — они смогут посмотреть на все эти вещи. Если они поедут зимой, то не увидят сбора урожая, но по меньшей мере смогут увидеть землю и людей. Получить некоторый опыт классовой борьбы — вот что я называю университетом».) Спорят, какой университет лучше, Пекинский университет или Народный университет*. (Selected Works of Mao Tse-tung: Vol. IX. Пер. с англ. — О. Торбасов.) Я сам вышел из «лесного» университета, именно в нём поднабрался знаний. Когда-то я изучал Конфуция, «Четверокнижие» и «Пятикнижие», учил шесть лет, вызубрил наизусть, хотя и не понимал. В ту пору я очень верил в конфуцианство, даже сочинения об этом писал. Потом я семь лет учился в буржуазной школе. Шесть и семь — всего тринадцать лет. Я изучил обычный для буржуазной школы набор естественных и общественных наук, а также педагогику. Пять лет в педагогическом училище, два года в средней школе да ещё сколько времени провел в библиотеке. В ту пору я верил в дуализм Канта и особенно в идеализм. Получается, что поначалу я был сторонником феодальной идеологии и буржуазным демократом. Под воздействием общества я обратился к революции. Несколько лет был преподавателем и директором начальной школы, четырёхлетки. Кроме того, в 6-летней школе я преподавал историю и родной язык. Короткое время преподавал и в средней школе, но мало что понимал. Когда вступил в коммунистическую партию, стал революционером, знал лишь, что нужна революция. Но против чего революция, как её делать? Разумеется, против империализма, против старого общества. А что такое империализм, я не очень-то понимал. Как делать революцию, тем более не знал. Всё, что я выучил за тринадцать лет, совсем не пригодилось для революции. Пригодилось лишь одно — грамотность. Она нужна для написания статей. А все рассуждения оказались ни к чему не годными. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 43-44.) […]

[…]

[…] Вы, интеллигенты, все дни проводите в учреждениях, хорошо питаетесь, хорошо одеваетесь, не ходите пешком, оттого и болеете. Имеющиеся у вас одежда, пища, жилище и средства передвижения — вот ваши четыре главные болезни. Если же жизненные условия сделать похуже, отправиться в низы для участия в классовой борьбе, окунуться в «четыре чистки» и борьбу «против пяти злоупотреблений»**, пройти там закалку, то ваш интеллигентский облик может измениться.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 57. Источник содержит ещё один вариант конца этого абзаца: «Интеллигенты смогут перевоспитаться, только если они поедут в деревню и примут участие в классовой борьбе, в «четырёх чистках», в борьбе «против пяти злоупотреблений» и пройдут там закалку» (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 154. В источнике указано, что это цитата из выступления перед представителями философской общественности, датированного 1964 г.).

[…]

[…] Общество — вещь сложная, и не будет ли слишком однообразным заниматься только социализмом и не заниматься капитализмом? Ведь не будет единства противоречий, останется односторонность, не так ли? Пусть себе занимаются капитализмом, пусть бешено нападают на нас, выходят демонстрировать на улицы, поднимают вооружённый мятеж — я всё это одобряю. Общество у нас очень сложное, нет ни одной коммуны, ни одного уезда, ни одного отдела ЦК, где нет раздвоения единого. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 88.) […] Дэн Цзыхуэй спорил со мной. На заседании ЦК он предложил ввести «четыре большие свободы»***, укреплять новодемократические порядки; но, если их без конца укреплять, получится капитализм. (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао эта фраза разбита даже по двум абзацам: «…he put forward the idea of implementing the four great freedoms. / To consolidate New Democracy, and to go on consolidating it for ever, is to engage in capitalism», т.е. «…он выдвинул идею осуществления четырёх больших свобод. / Укреплять и укреплять новую демократию — значит скатываться в капитализм».) Мы заявляем: новая демократия есть буржуазно-демократическая революция под предводительством пролетариата, распределение земли среди крестьян есть замена феодально-помещичьей собственности крестьянской, единоличной собственностью; в распределении земли нет ничего особенного, это мероприятие относится к сфере буржуазной революции. Макартур распределил землю в Японии, Наполеон тоже распределял землю. Земельная реформа не может ликвидировать капитализм, не может привести к социализму. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 195.)

В настоящее время примерно треть власти в нашем государстве находится в руках врагов или тех, кто сочувствует врагам. Мы работаем 15 лет, а владеем лишь двумя третями Поднебесной; значит, реставрация капитализма возможна. Сейчас несколькими пачками сигарет можно подкупить секретаря ячейки, тем более если отдать ему в жёны свою дочь. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 165.

[…]

[…] Неверно, будто стоит приехать в деревню, как сразу поймёшь её, нужно изучать отношения между различными классами и прослойками в деревне. Я потратил на выяснение этого более десяти лет. Я сближался с самыми разными людьми и изучал самых разных людей — в чайных, в игорных домах. В 1925 году я занимался курсами крестьянского движения (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано: «…was active at the Peasant Movement Training Institute», т.е. «…работал в Институте исследования крестьянского движения».), вёл обследование деревни. В родном селе я обследовал крестьян-бедняков. Жилось им плохо, нечего было есть. Позвал я одного крестьянина сыграть в кости (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано: «…to play dominoes (the kind with heaven, earth, man, harmony, Mei Ch'ien, Ch'ang Sang, and the bench)» — видимо, это уточнение вида игры.), а потом пригласил поесть. До, после и во время еды я беседовал с ним и понял, насколько острая классовая борьба идёт в деревне. Он стал со мной разговаривать, во-первых, потому, что я обращался с ним как с человеком, во-вторых, потому, что я предложил ему поесть, и, в-третьих, потому, что у меня можно было выиграть несколько монет. Я всегда проигрывал, и он был очень доволен, выиграв 1-2 серебряные монеты. (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано: «dollars», т.е. «доллара».) […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 42-43.

[…]

[…] Кто раньше думал о том, чтобы заниматься марксизмом? О нём никто и не слыхал. Слышали и читали мы о Конфуции, Наполеоне, Вашингтоне, Петре Великом, о реформах Мэйдзи, о трёх героях Италии. (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао эта фраза продолжается: «…in other words, all those [heroes] of capitalism», т.е. «…словом, обо всех этих героях капитализма».) […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 44.

[…] Раньше говорили, что человек есть мыслящее животное, что «функция души — мышление» (цитата из Мэнцзы), что «человек — наиболее совершенное из всех существ». А кто его поставил на это место? Сам. Такого рода суждения высказывались ещё при феодализме. Потом Маркс указал, что человек может создавать орудия труда, что человек — существо общественное. Действительно, лишь по прошествии миллиона лет у человека образовался мыслящий мозг и руки. Животные и впредь будут развиваться, я не верю, чтобы лишь у человека могли быть руки. А разве лошади, коровы и овцы не могут эволюционировать? Разве эволюционировать могут лишь одни обезьяны? Разве только одни обезьяны могут эволюционировать, а другие животные не могут? Разве через миллион, через миллиард лет лошади, коровы и овцы останутся такими же, как сегодня? По-моему, они будут изменяться. Лошади, коровы, овцы, насекомые — все будут изменяться, ведь животные произошли от растений, из морских водорослей. Об этом знал ещё Чжан Тайянь****. В своём послании Кан Ювэю***** о революции он как раз писал об этом. Земной шар поначалу был мёртвым, на нём не было ни растений, ни воды, ни атмосферы. Не известно, сколько миллиардов лет прошло, пока появилась вода, она не образовалась сразу же из соединения кислорода с водородом. У воды есть своя история, ведь поначалу не было даже водорода и кислорода. Лишь после того, как возникли эти два элемента, появилась возможность образования из них воды.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 67-68.

[…]

Всегда много говорили об анализе, синтез же трактовался недостаточно ясно. С анализом более или менее ясно, а относительно синтеза почти ничего не говорилось. Я как-то разговаривал с Ли Сыци, он сказал, что сейчас занимаются лишь анализом и синтезом в области концепций, но не занимаются синтезом и анализом объективной действительности. Как мы применяли анализ и синтез к компартии и гоминьдану, пролетариату и буржуазии, помещикам и крестьянам, китайскому народу и империализму? Как мы использовали анализ и синтез применительно, например, к компартии и гоминьдану? Мы анализировали, по сути дела, сколько у кого сил. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 79-80.

[…]

Как происходит синтез? Вы все видели, как на материке произошел синтез двух сторон противоречия — гоминьдана и компартии. А произошел он так: приходили их войска, а мы «съедали» их кусок за куском. Это не был синтез, выражавшийся в мирном сосуществовании двух сторон: они не хотели мирного сосуществования, они хотели «съесть» нас. Иначе зачем им было нападать на Яньань? Их войска пришли в Северную Шэньси и заняли её всю, за исключением трёх уездов. У вас своя свобода действий, у нас — своя. У вас 250 тысяч человек, у нас 25 тысяч. Несколько бригад, 20 с лишним тысяч человек. Анализ мы провели, а как провести синтез? Идите, куда вам угодно, идите, а мы будем «съедать» вашу армию кусок за куском. Сможем победить — будем драться, не сможем — уйдём. Когда мы окружили Ичуань, Лю Кань пришел на помощь окружённым. Командующий армией Лю Кань был убит, из трёх его командиров дивизий двое были убиты, третий взят в плен, армия перестала существовать. Вот это и есть синтез. Все винтовки и орудия мы синтезировали в свою пользу, солдат тоже синтезировали. Кто хотел остаться — оставляли, кто не хотел оставаться — давали деньги на дорогу. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 78-79.) […] Один съедает другого, большая рыба глотает маленькую — это и есть синтез. В книгах так никогда не писалось, и в моих книгах так не написано. Но дело в том, что Ян Сянчжэнь выдвинул тезис о слиянии двух в единое, заявил, что при синтезе два компонента вступают в нерасторжимую связь. Какие такие нерасторжимые связи бывают в мире? Связи существуют, но они всегда стремятся к расторжению, неразделимых явлений не существует. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 80.) […]

(Другой перевод части того же фрагмента: «Как происходит синтез? Вы все видели, как на материке произошёл синтез двух сторон противоречия — гоминьдана и компартии. Приходили их войска, а мы поглощали их кусок за куском. Это не был синтез, выражавшийся в мирном сосуществовании двух сторон… Один поглощает другого, большая рыба поглощает маленькую — это и есть синтез. В книгах так никогда не писалось, и в моих книгах так не написано» (пер. с англ., свер. с кит.— О. Торбасов).)

Мы должны принимать жизнь за исходный пункт, обсуждая единство противоположностей. (Тов. Кан Шэн: Не следует говорить просто о концепциях.)

Selected Works of Mao Tse-tung: Vol. IX. Пер. с англ. — О. Торбасов.

Во время анализа происходит также синтез, во время синтеза — анализ.

Ведь то, что люди едят мясо животных, едят овощи, — это тоже результат анализа. Почему люди не едят песок? Если песок попадает в рис, есть неприятно. Почему люди не едят траву, которой питаются лошади, коровы и овцы, а едят лишь капусту и прочее в том же роде? Всё это результат анализа. Шэньнун****** научился изготовлять лекарства, испробовав 100 видов трав. За многие десятки тысяч лет путем анализа удалось выяснить точно, какие вещи можно есть, какие нельзя. Муравьев, змей и черепах есть можно. Крабы, собаки, внутренности животных съедобны. Но некоторые иностранцы этого не едят. Жители Северной Шэньси не едят ни внутренностей, ни рыбы. Кошек в Северной Шэньси тоже не едят. Один год был большой паводок на Хуанхэ, на берег выбросило несколько десятков тысяч цзиней******* рыбы, её всю пустили на удобрения.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 80.

Я — доморощенный философ, а вы — философы заморского образца.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 65.

(Тов. Шэн: Может ли Председатель сказать что-нибудь о проблеме трёх законов?)

Selected Works of Mao Tse-tung: Vol. IX. Пер. с англ. — О. Торбасов.

Энгельс говорил о трёх законах, но я в два из них не верю — основной закономерностью является единство противоположностей, переход количества в качество есть единство противоположностей количества и качества, а отрицания отрицания вообще не существует. Если переход количества в качество и отрицание отрицания ставить в один ряд с законом единства противоположностей, получится не монизм, а «триоизм», так что основным является единство противоположностей. Переход количества в качество есть единство противоположностей количества и качества. Нет никакого отрицания отрицания. Утверждение, отрицание, утверждение, отрицание… Каждое звено в развитии явлений есть и утверждение, и отрицание. Рабовладельческое общество отрицает первобытное общество, но по отношению к обществу феодальному оно является утверждением. Феодальное общество является отрицанием по отношению к рабовладельческому, но утверждением по отношению к капиталистическому. Капиталистическое общество является отрицанием по отношению к феодальному, но утверждением по отношению к социалистическому обществу.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 74-75.

[…]

Одно уничтожает другое — возникает, развивается, гибнет. Это всеобщая закономерность. Если тебя не уничтожит кто-то другой, то ты погибнешь сам. Почему умирают люди? Аристократы и те умирают. Таков закон природы. Лес живёт дольше, чем люди, но и он живет каких-то несколько тысяч лет. Если бы не было смерти, что творилось бы! Если бы Конфуций и его современники могли дожить до нынешних дней, людям на земном шаре не хватило бы места. Я согласен с образом действий Чжуанцзы********: если умерла жена, надо петь и бить в таз. Умер человек — надо устраивать праздничный митинг, праздновать победу законов диалектики, праздновать гибель отживших явлений. И социализм тоже погибнет, не может не погибнуть, без этого не будет коммунизма. Коммунизм будет существовать по меньшей мере миллионы, а то и десятки миллионов лет. Я не верю, чтобы в нём не произошло качественных изменений, чтобы не выделились качественные стадии. Не верю, ибо количество переходит в качество, качество переходит в количество. Чтобы миллионы лет могло сохраняться неизменным абсолютно одно и то же качество — в это я не верю, в соответствии с законами диалектики этого нельзя себе представить. Миллион лет действует один и тот же принцип: «От каждого по способностям, каждому по потребностям», одни и те же законы политэкономии. Вы этому верите? Вы об этом думали? Если бы это было так, то и экономисты больше были бы не нужны, всё равно одного учебника будет достаточно, тогда и диалектика умрёт.

Судьба диалектического метода заключается в непрерывном движении к своей противоположности. В конце концов и для человечества настанет последний день. Когда о последнем дне говорят церковники, это пессимизм, запугивание людей; мы же говорим, что гибель человечества будет рождением чего-то нового, более прогрессивного, нежели человечество. Человечество ещё очень молодо. Энгельс говорил, что нужно из царства необходимости перейти в царство свободы, а свобода есть осознанная необходимость. Это высказывание неполно, в нём выражена лишь первая половина мысли, а вторая опущена. Разве одного сознания достаточно, чтобы стать свободным? Свобода есть осознание необходимости и преобразование необходимости. Нужна ещё и работа. Наелся — и отдыхай себе, ограничиваясь познанием. Разве так годится? Открыв закономерности, нужно уметь их использовать, переделывать мир, рыть землю, строить дома, разрабатывать рудники, создавать промышленность. В будущем людей станет много, зерна не хватит, придётся превращать минералы в питательные вещества. Значит, только через преобразования можно достичь свободы. И такая ли уж свобода будет в грядущем? Ленин говорил, что когда-нибудь аэропланов будет как мух; что же, они так и будут носиться взад и вперед, налетая друг на друга? Нужно как-то регулировать их движение. А если регулировать, то как же со свободой? Сейчас в Пекине 10 тысяч автобусов, в Токио 100 тысяч (или 800 тысяч?). Оттого там много дорожных происшествий. У нас мало машин, кроме того, мы воспитываем водителей и население, потому и происшествий мало. А что будет с Пекином через 10 тысяч лет? По-прежнему в нём будет 10 тысяч автобусов? Изобретут что-нибудь другое, от нынешних средств передвижения откажутся, сами люди будут летать, с помощью несложного аппарата из одного места прилетать в другое, приземляться где заблагорассудится. Одного познания необходимости недостаточно, нужно ещё преобразование.

Не верю, чтобы коммунистическое общество не делилось на стадии, не имело качественных изменений. Ленин говорил, что любую вещь можно разделить. Возьмем, к примеру, атом. Ленин говорил, что не только атом, но и электрон можно расщепить. Но раньше они считались неделимыми. Отрасль науки, занимающаяся расщеплением атомного ядра, ещё очень молода, ей всего 20-30 лет. За несколько десятков лет учёные расщепили атомное ядро, нашли протоны, антипротоны, нейтроны, антинейтроны, мезоны, антимезоны. Это всё тяжёлые частицы, а есть ещё лёгкие. Все эти открытия были сделаны главным образом в ходе второй мировой войны и после неё. А то, что электрон и атомное ядро можно отделить друг от друга, было выяснено ещё раньше. В электрическом проводе как раз используется высвобождение электронов из внешнего слоя меди и свинца. В 300 километрах (В соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано: «In the 300 li…», т.е. «В 300 ли…», это ок. 173 км. В действительности ионосфера начинается в 50-80 км от поверхности Земли.) от Земли, в атмосфере, обнаружен слой ионосферы, там электроны и атомные ядра существуют раздельно. Пока ещё не удалось расщепить электрон, но когда-нибудь расщепят. Чжуанцзы сказал: «Палка длиной в аршин, а начни каждый день отнимать по половине — за 10 тысяч поколений не кончишь», — и это правда. А не верите — попробуйте. Если дойдёте до предела, значит, науки не существует. Явления всегда развиваются, они не имеют пределов. Время и пространство беспредельны. Если говорить о пространстве, то и макрокосмос, и микрокосмос безграничны, и в то же время их можно бесконечно делить. Следовательно, учёным есть над чем работать, и через миллион лет будет над чем работать. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 69-72.

[…]

Примечания

* Пекинский университет — объединение, происходящее от старого Пекинского университета, развернувшего в 1919 г. Движение 4 мая, и от финансируемого американцами Янчинского университета, продолжавшее после 1949 г. пользоваться высочайшим престижем в Китае, что касается общего интеллектуального уровня. Народный университет (Жэньминь дасюе), также в Пекине, был специально основан, чтобы обеспечить более доступные для студентов из рабоче-крестьянской среды курсы.

** Движение за «четыре чистки» включало в себя чистку в политическом, идеологическом, организационном и экономическом отношениях. Борьба «против пяти злоупотреблений» — массовое политическое движение (1951-1952 гг.) против подкупа государственных служащих, уклонения от уплаты налогов, расхищения государственных средств, недобросовестного выполнения правительственных заказов, хищения государственной экономической информации.

*** Не следует путать упомянутые здесь «четыре больших свободы» с «четырьмя большими свободами», закреплёнными в конституции (широкое высказывание мнений; полное изложение взглядов; широкие дискуссии; дацзыбао). Здесь имеется в виду политика материального стимулирования и частнособственнической инициативы. Из заключительной речи на расширенном VI пленуме ЦК КПК 7-го созыва 11 октября 1955 г. можно предположить, что речь идёт о свободе найма, торговли, ростовщичества и сдачи земли в аренду. В документах, опубликованных с начала Культурной революции, эта политика чаще называется «саньцзы ибао», т.е. «три свободы, одна гарантия».

**** Чжан Тайянь, он же Чжан Билинь (1868-1936 гг.), — китайский языковед и политический деятель, сподвижник Сунь Ятсена. Исследовал вопросы происхождения языка и письменности. Его проект фонетического письма положен в основу китайской национальной азбуки.

***** Кан Ювэй (1858-1927 гг.) — китайский ученый, автор многих трудов, идеолог либеральных кругов китайской буржуазии и помещиков, убеждённый монархист и великоханьский шовинист; в 1898 г. предпринял неудачную попытку «улучшения» и «подновления» тогдашнего режима с помощью реформ. Один из идеологов китаецентризма и китайской исключительности. Оказал большое влияние на идейное формирование Мао.

****** Шэньнун («божественный земледелец») — в древнекитайской мифологии один из центральных культурных героев, с именем которого связывается начало земледелие, мудрый правитель.

******* Цзинь — китайская мера веса. 1 цзинь равен 0.5 килограмма.

******** Чжуанцзы (369-286 гг. до н.э.) — древнекитайский философ.