Мао Цзэдун

Выступление на одном из совещаний

(21 июля 1966 г.)

Мы провели два совещания и обсудили работу по великой культурной революции. Главным образом говорили о том, что — следует отозвать рабочие группы, что необходимо изменить политику посылки рабочих групп. Позавчера говорилось о том, что рабочие группы никуда не годятся, что прежний горком [Пекина] разложился, что отдел пропаганды ЦК разложился, что отдел культуры разложился, что министерство высшего образования также разложилось, что «Жэньминь жибао» тоже никуда не годится.

В дацзыбао от 1 июня говорится, что нужно действовать только так. Культурная революция должна проводиться при опоре только на [хунвэйбинов]. Если опираться не на них, то на кого же? Если ты не разобрался в обстановке в течение двух месяцев, за полгода не разобрался, то и за год не сможешь разобраться. Например, сможешь ли ты прочесть все книги, написанные Цзянь Боцзанем? Можешь ли о них судить? Только они в состоянии разобраться в этом. Я тоже не смог бы.

Следует опираться только на революционных преподавателей и учащихся. В настоящее время сложилось положение, когда повсюду на первом месте стоит боязнь беспорядков. Сейчас занятия в учебных заведениях приостановлены, но питание выдаётся. А когда поешь, то появляется энергия, появляется желание устроить беспорядки. Если не заниматься смутой, то что же делать? А смуту можно делать, только опираясь на [учащихся]. Если следовать и дальше нынешнему методу, то до каких же пор будет продолжаться бездеятельность, которая длится вот уже два месяца? Вчера говорилось об изменении политики посылки рабочих групп. Какую роль играют ныне рабочие группы? Во-первых, они — препятствие, во-вторых, они инертны. Во-первых, они не могут вести борьбу, во-вторых, они не могут проводить реформы. Да и я не смог бы. Ведь сейчас мы проводим именно революцию, то есть ведём борьбу с вредными элементами и революционизируем идеологию. В ходе великой пролетарской культурной революции были раскритикованы буржуазные идеологические авторитеты. По скольким направлениям велась борьба против Лу Пина*? А по скольким против Ли Да? Цзянь Боцзань написал так много книг, сможешь ли ты бороться с ним? Массы прислали такое двустишие, в котором о нём говорилось: «Чем меньше кумирня, тем больше в ней богов, чем мельче пруд, тем больше в нём черепах».

Сможете ли вы с ним разобраться? Я не смогу. Никакая провинция не в состоянии. Я не понимаю, что означает реформа образования. Нужно лишь опираться на массы, а уж затем концентрировать силы.

Что касается изменения названия рабочих групп на «связных» или «советников», то, раз вы говорите, что название «советники» для них слишком высоко, давайте называть их связными. Уже более чем месяц рабочие группы играют роль тормоза и фактически оказывают помощь контрреволюции. Некоторые рабочие группы, сидя на горе, наблюдают за борьбой тигров — смотрят, как студенты борются со студентами. В Сианьском университете Цзяотун запрещали людям звонить по телефону, отправлять телеграммы, ездить в Пекин. Необходимо записать в документе, что можно звонить по телефону, можно отправлять телеграммы и можно посылать людей в центр.

Разве нет устава партии? Что касается осады нанкинской газеты «Синьхуа жибао», то я считаю, что это делать можно. Ничего страшного не произойдёт, если три дня не будут выходить газеты. Коли ты не революционен, то революция сама обрушится на твою голову. Почему не разрешается брать в осаду провинциальные комитеты, редакции газет, Госсовет? Приходит хороший человек, а ты его не замечаешь. Вы не хотите с ним встречаться, тогда я буду встречаться. Вы посылаете мелких чиновников, сами не выходите, тогда я буду так делать.

Везде на первое место ставится боязнь: боятся контрреволюции, боятся применить оружие, никто не выезжает в низы, не выезжает на места, где происходят беспорядки. Ли Сюэфэн, У Дэ, вы никогда не выезжаете, занимаетесь повседневными конкретными делами, у вас нет чувственного восприятия. Как же можно так руководить? Три диспута, проведенные в Нанкинском университете, на мой взгляд, хороши. Все, кто присутствует на данном совещании, должны выехать на места, где происходили беспорядки. Некоторые боятся выступать. Если их попросить выступить, то они скажут лишь несколько слов, и всё. Ведь они приехали учиться, приехали помогать вам в проведении революции. Когда люди просят, то нужно тут же приезжать к ним, приезжать в любое время, когда к вам обращаются, а потом вновь приезжать. Разве у вас нет никаких недостатков перед революционными преподавателями и учащимися? За 1-2 месяца работы разве у вас и чувственное восприятие не появилось? Когда вы к ним приезжаете, разве вас не берут в осаду?

Относительно избиения людей в радиоинституте и в Пекинском педагогическом институте. Некоторые боятся быть побитыми и просят рабочие группы защитить их. Так ведь убитых-то не было! То, что левые группировки были побиты, явилось для них закалкой. В общем, рабочие группы, с одной стороны, не в состоянии вести борьбу, с другой стороны, не в состоянии проводить преобразования — ничего не вышло в течение полугода, ничего не получится и за год. Лишь работники своего учреждения могут вести борьбу и проводить преобразования. Борьба — это разрушение. Преобразования — это созидание. Уже полгода, как не могут выпустить учебники. Я думаю, что можно их упростить, всё ошибочное выбросить. Если не успеем, то можно включить в них редакционные статьи газет и сообщения ЦК. (Некоторые предлагают включить произведения председателя Мао.) Это будет указателем, компасом, не нужно делать из этого догму. Разве в книгах написано, как решить вопрос с избиением людей в радиоинституте? Какой генерал воевал по книгам? Сейчас, на данном этапе, следует изменить курс.

Комитеты культурной революции должны включать в себя и левых, и промежуточных, и правых. Несколько человек должно быть из правых. (Например, Цзянь Боцзань может быть использован как правыми, так и левыми. Он «ходячая энциклопедия».) Однако нельзя их концентрировать, как это сделали в издательстве «Чжунхуа чубаньшэ». Можно создать курсы, привлекать туда «ходячие энциклопедии», если только эти люди не вызывают большого гнева у народа.

На конференциях, в революционных комитетах должны быть люди, стоящие на противоположной платформе, но их не должно быть в постоянных комитетах этих организаций. Помимо тебя, Ли Сюэфэн, в твоем горкоме не должно быть много людей. Если их станет много, они потребуют «революции», будут названивать то телефону, выпускать уведомления и сводки. А я здесь один.

Хорошо! Сейчас у многих министров есть секретари. Всех их нужно сократить. У меня до Яньани не было секретаря. Аппарат горкома сам может заниматься приёмом и отправкой документов. Вам не следует превращаться в технических секретарей, лучше поехать в низы на закалку. Некоторые министерства Госсовета можно превратить в отделы. Ведь никогда прежде не было такого большого аппарата, как теперь.

Кое-кто не подумал, что, во-первых, сейчас нет занятий, во-вторых, питание выдаётся, в-третьих, люди хотят устроить беспорядки, но беспорядки — это и есть революция. Когда появились рабочие группы, кое-кто стал заниматься реставрацией и считалось, что в этом нет ничего страшного. Настолько ли уж надежны некоторые из наших министров? В чьих руках находятся некоторые наши министерства и редакции? На четвёртый день после моего возвращения в Пекин я уже намеревался посетить уездные города. Некоторые рабочие группы мешали движению, например в университете Цинхуа и в Пекинском университете.

Нужно записать в документе, что контрреволюционеры — это лишь поджигатели и отравители. Тех, кто пишет дацзыбао, пишет реакционные лозунги, арестовывать не следует. Некоторые пишут, что нужно поддержать ЦК партии, но свергнуть Мао Цзэдуна. Зачем таких арестовывать? Ведь они же поддерживают ЦК партии! Нужно оставлять и использовать тех, кто был контрреволюционером в прошлом, бороться с ними нужно тогда, когда они ведут себя плохо. Бить людей нельзя. Пусть они высказываются. Чего бояться, если будет расклеено несколько дацзыбао, несколько реакционных лозунгов?

Выступления и статьи Мао Цзэдуна разных лет, ранее не публиковавшиеся в печати. Сборник. Выпуск пятый. — М., «Прогресс», 1976. — сс. 84-87.

Примечания

* В то время лектор и секретарь парткома Пекинского университете. — Прим. ред.