Мао Цзэдун

Выступление в Ханчжоу
(фрагменты)

(21 декабря 1965 г.)

[…]

[…] В «Научных сообщениях Нанкинского университета» была опубликована статья, в которой говорилось, что сущность — это главное противоречие, в особенности главная сторона главного противоречия. Такого я и сам ещё не говорил. Явление можно видеть, оно ощутимо. Сущность увидеть невозможно, её не пощупаешь, она спрятана за явлением. Сущность можно обнаружить лишь после того, как проведёшь обследование и изучение. Если бы сущность можно было пощупать, увидеть, то не нужно было бы науки.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 74.

Вым следует постепенно вступить в контакт с действительностью, поживите какое-то время в деревне, поучите немного агрономию, ботанику, почвоведение, технологию удобрений, бактериологию, лесничество, водоохрану и т.д. (Selected Works of Mao Tse-tung: Vol. IX. Пер. с англ. — О. Торбасов. Без этого предложения смысл приведённой в советском источнике следующей фразы искажается.) Совсем не надо залезать в фолианты и брошюры, наберётесь элементарных знаний, и хорошо. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 147.)

[…] Я не раз говорил своим детям: «Поезжайте в деревню, поговорите с бедняками и низшими середняками, скажите им, что ваш отец сказал вам: «Мы проучились несколько лет, но чем больше учились, тем становились глупее». Попросите крестьян — дядей и дедушек, братьев и сестер — быть вашими учителями, учитесь у них». […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 147.

[…]

[…] Преподаватели также должны идти в низы — и работать, и преподавать. Разве нельзя преподавать прямо в низах философию, литературу, историю? Разве обязательно преподавать только в больших зданиях иностранного типа?

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 154.

[…] Многие высокообразованные люди и крупные учёные не кончали университетов. В Центральном Комитете нашей партии не найдёшь и несколько человек, которые окончили высшие учебные заведения.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 147.

[…] Следует отметить, что, хотя анализ и синтез и неотделимы друг от друга, в то же время их можно и разделить. Любую вещь можно разделить, все можно свести к раздвоению единого. И с анализом дело обстоит по-разному. Например, анализ гоминьдана и компартии. Как мы раньше анализировали гоминьдан? Мы говорили, что под его властью находятся значительная территория, большие города, многочисленное население, он пользуется поддержкой империалистов, у него большая армия, мощное оружие. Но самое основное — это то, что он оторван от масс, оторван от крестьянства, оторван от солдат, в нём имеются внутренние противоречия. У нас войск мало, вооружение плохое («чумиза да винтовки»), территория маленькая, нет больших городов, нет помощи извне. Но мы связаны с массами, у нас есть принцип «три большие демократии»*, стиль «три и восемь»**, мы выражаем требования масс; это самое основное.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 81.

[…] У меня самого никогда не было военного образования. Я читал «Цзо чжуань»***, «Цзы чжи тун цзянь»**** да ещё «Троецарствие». Во всех этих книгах говорится о войнах. Но как только мы начали воевать, выяснилось, что никакого влияния эти книги на меня не оказали. Мы воевали без всяких книг, мы лишь анализировали обстановку борьбы между нами и врагами, анализировали конкретную ситуацию.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 151.

Синтез заключался в уничтожении врага. Как мы синтезировали гоминьдан? Ведь мы не переделывали то, что отбирали у врага. Пленных солдат мы не убивали — меньшую часть отпускали, а большую оставляли для пополнения своей армии. Мы брали всё — оружие, продовольствие, различные материалы. То, что нам не было нужно, мы, говоря философским языком, отсеивали — таких, например, людей, как Ду Юймин (Мао использует философский термин «янци» (扬弃), соответствующий гегелевскому «Aufhebung», т. е. «снимали». Речь идёт о гоминдановском генерале, разбитом и взятом в плен. Советский перевод вносит путаницу.). Принятие пищи — это тоже анализ и синтез. Например, когда едят крабов, то едят только мясо, а скорлупу не едят. Органы пищеварения вбирают питательные вещества, а остальное выбрасывают. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 81.) У всех у вас философия заморская, а у меня философия доморощенная. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 65.) […]

(Другой перевод того же фрагмента: «Синтез как раз и заключался в поглощении вражеских войск. Как мы синтезировали гоминьдан? Разве мы не захватывали вражеские войска для перестройки их сущности? Захватывали рядовой состав, а не убивали. Меньшую часть отпускали, большая пополняла нашу армию. Мы брали всё — оружие, продовольствие, различные материалы. То, что нам не было нужно, мы, говоря философским языком, снимали — таких, например, людей, как Ду Юймин. Принятие пищи — это тоже анализ и синтез. Например, когда едят крабов, то едят только мясо, а скорлупу не едят. Органы пищеварения вбирают питательные вещества, а остальное выбрасывают. У всех у вас философия заморская, а у меня философия доморощенная. Синтезирование гоминьдана было именно поеданием его, вбиранием большей части и выбрасыванием меньшей части. Это выучено у Маркса. Маркс снял внешнюю шелуху гегелевской философии, вобрал ценное внутреннее ядро и преобразовал его в материалистическую диалектику. Он вобрал материализм Фейербаха, и ещё следовало подвергнуть критике его метафизическое наследие. Марксизм вобрал хорошее и выбросил плохое из французского утопического социализма и английской политической экономии» (пер. с англ., свер. с кит.— О. Торбасов).)

[…] Даже то, что не является товаром, также имеет двойственный характер. У наших товарищей тоже двойственный характер. У них есть и правильное, и ошибочное. А разве у вас не двойственный характер? И у меня самого двойственный характер. Молодые люди легко грешат метафизикой, это нельзя назвать недостатком. Будет побольше опыта — всё станет на свои места. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 74.) За эти несколько лет молодёжь добилась прогресса, но вот с некоторыми старыми профессорами просто-таки ничего не поделаешь. У Хань***** — мэр города, а лучше бы его послать в низы, сделать начальником уезда. Лучше было бы послать Ян Сянчжэня, Чжан Вэньтяня****** на низовую работу — только в этом случае мы им по-настоящему помогли бы. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 57.)

[…]

[…] Разве исторический процесс — это не единство противоположностей? Новейшая история — это непрерывное раздвоение единого, это непрерывная борьба. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 90.

[…] В прошлом говорили, что в диалектике существуют три великих закона. Сталин заявил, что есть четыре великих закона. По моему мнению, есть лишь один основной закон — закон противоречия. Качество и количество, утверждение и отрицание, явление и сущность, содержание и форма, необходимость и свобода, возможность и реальность и т.д. и т.п. — во всём этом единство противоположностей.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 74.

[…]

Примечания

* Демократия в политической, хозяйственной и военной областях.

** Три фразы: твёрдая и правильная политическая ориентация; самоотверженность и скромность в работе; гибкая и маневренная стратегия и тактика. Восемь иероглифов, составляющих слова: сплочённость; оперативность; серьёзность; жизнерадостность.

*** Летопись эпохи Чжоу (1122-249 гг. до н.э.), автор — Цзо Цюмин.

**** «Всеобщее зерцало в помощь правителю» — 294-томная историческая энциклопедия, охватывающая период с IV в. до н.э. до X в. н.э.; автор — крупный китайский историк Сыма Гуан.

***** У Хань (род. 1909 г.), китайский писатель и учёный, в то время был заместителем мэра Пекина. Выступил с серией опубликованных в 1961-1962 гг. в пекинской прессе статей под заголовком «Заметки из деревни трёх семей», содержавших слегка завуалированные выпады против «великого пустословия» Мао и его нежелания прислушиваться к советам. Но главное, он был автором пьесы «Разжалование Хай Жуя», опубликованной в январе 1961 г., которая в действительности была поддержкой Пэн Дэхуая, скрытого за образом праведного чиновника, разжалованного императором династии Мин за защиту права крестьян на их землю. Критика Яо Вэньюанем этой драмы в ноябре 1965 г. подала сигнал к началу Культурной революции.

Согласно советским источникам, во время Культурной революции У Хань был репрессирован. Реабилитирован в 1979 г.

****** Ян Сянчжэнь — видный китайский философ, объявленный агентом советских ревизионистов. Чжан Вэньтянь — с 1935 по 1942 г. генеральный секретарь ЦК КПК. Первый посол КНР в СССР. В 1959 г. был снят со всех постов в связи с выступлением против политики «большого скачка» и «народных коммун». Был сослан, а в годы «культурной революции» заключён в тюрьму и, как признала китайская печать, «замучен 1 июля 1976 г. в городе Уси в возрасте 76 лет». В августе 1979 г. был посмертно реабилитирован; останки его были перезахоронены на кладбище героев революции Бабаошань.