Мао Цзэдун

Выступление на 2-й сессии VIII съезда КПК
(фрагменты)

(3 мая 1958 г.)

В англ. 9-томном собрании сочинений Мао это выступление датировано 8 мая 1958 г., но, вероятно, это ошибка сканирования.

[…] Есть ещё одна боязнь — боязнь пролетарской учёности, боязнь Маркса. Маркс [стоит] очень высоко, и добраться до него можно только по очень длинной лестнице. Некоторые пасуют: «Мне ведь никогда не добраться!». А следует ли так думать? Подходяще ли? На совещании в Чэнду я говорил, что не надо бояться. Маркс ведь тоже был человеком, у него тоже было два глаза и две руки. Он был почти такой же, как мы. Только в голове у него родилась великая теория марксизма. Он написал для нас много книг. Но ведь большинству товарищей вовсе не обязательно прочитать их все. Товарищ Ян* здесь? (Ян. Здесь!) Ты все прочитал? Вот ты прочитал все труды Маркса и уже взобрался на верх здания, а я не прочитал и ещё не добрался до верха. Я думаю, что тем, кто внизу, всё-таки не следует бояться тех, кто уже наверху. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 52.) Работы у нас много, и нет времени читать все книги. Достаточно прочитать часть основных произведений. (Идейно-политическая сущность маоизма.— М.: «Наука», 1977.) Тем, что мы сделали, мы превзошли Маркса. Ленин своими словами и делами превзошел Маркса. Взять, к примеру, его теорию империализма. Маркс не делал Октябрьскую революцию, её совершил Ленин. Маркс не делал такую большую революцию, как китайская. Мы в своей практике превзошли Маркса и из практики должны вывести общие принципы. Маркс не завершил революцию, а мы её завершили. Практика такой революции находит отражение в идеологии, то есть в теории.

Наш теоретический уровень можно повысить, и мы должны работать в этом направлении. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 76. В источнике эта цитата отнесена к «Выдержкам из разных выступлений за 1960 год».

[…]

Раньше многие считали, что промышленность — это такая вершина, до которой и не добраться, что это — нечто непостижимое; считали, что индустриализация — это «дело нелёгкое». В общем, во взглядах на промышленность было немало предрассудков.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 136.

Я тоже не разбираюсь в промышленности, не смыслю в ней ничего, однако я не верю, что промышленность — это недосягаемая вершина. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 47.) Мне довелось беседовать с несколькими товарищами, ведающими делами промышленности. Я говорил им, что не нужно относиться к ней как к чему-то недоступному. Вначале не разбираешься, а потом, поработав несколько лет, будешь разбираться. В ней нет ничего необыкновенного. Страшиться её было бы психологически неправильно. (Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 136.) […]

[…]

Догматизм — это подражание пролетариата одной страны пролетариату другой страны. Кое-что из иностранного мы должны заимствовать, а именно дух, суть, но не оболочку. Например, заимствовать дух Октябрьской революции, дух девяти пунктов Московской декларации. Эти девять пунктов являются общей программой пролетариата всех стран мира, и каждой стране нужно соблюдать их. В статье «Ещё раз об историческом опыте диктатуры пролетариата» было пять пунктов. На Московском совещании к ним добавили ещё несколько. Некоторые же из этих пяти пунктов были разделены. Таким образом, получилось девять пунктов. Всеобщая, общепринятая истина должна сочетаться с практикой Китая. Плохо перенимать истину, если она не всеобщая. […]

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 227. (Отождествлённый с этой цитатой отрывок в соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао существенно отличен.)

[…]

[…] Утверждать свои идеи нужно повсюду. Если ты не водрузишь своего знамени, то кто-то водрузит своё. (В англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано нечто иное: «The red flag has to be hoisted in any case. If you fail to do so, the bourgeoisie will hoist the white flag», т.е. «В любом случае следует водрузить красное знамя. Если вы не сможете этого сделать, буржуазия водрузит белое знамя».) […]

Ленин называл передовой Азию и отсталой Европу (см.: В.И. Ленин. ПСС, т. 23, сс. 166–167). Это — истина. Она верна до сих пор. Развитие Китая иллюстрирует тенденцию развития всей международной обстановки. (В англ. 9-томном собрании сочинений Мао сказано несколько иначе: «Lenin once said: «Progressive Asia and backward Europe.» It was the truth. Even now it is still thus. We are progressive; Western Europe is backward», т.е. «Ленин как-то сказал: «Отсталая Европа и передовая Азия». Это истина. Даже сейчас это ещё так. Мы передовые; Западная Европа отсталая». На этом абзац кончается, соответствия последнему предложению вообще нет.)

[…]

[…] По-моему, Цинь Шихуанди [в этом смысле] был большим специалистом. Он издал приказ, который гласил: «Кто ради древности отвергает нынешнее, род того будет искоренён до третьего колена». Если ты привержен старине, не признаешь нового, так вырежут всю твою семью. Цинь Шихуанди закопал живьём 460 конфуцианцев. Однако ему далеко до нас. Мы во время чистки расправились с несколькими десятками тысяч человек. Мы поступали, как десять цинь шихуанди. Я утверждаю, что мы почище Цинь Шихуанди. Тот закопал 460 человек, а мы 46 тысяч, в 100 раз больше. Ведь убить, а потом вырыть могилу и похоронить — это тоже означает закопать живьём! Нас ругают, называя Цинь Шихуанди, узурпаторами. Мы всё это признаём и считаем, что ещё мало сделали в этом отношении, можно сделать ещё больше.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — сс. 152-153. (Отождествлённый с этим отрывок в соответствующем произведении в англ. 9-томном собрании сочинений Мао существенно отличен.)

Всё и всегда приходит к своей противоположности.

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 76. В источнике эта цитата отнесена к «Выдержкам из разных выступлений за 1960 год».

[…]

Творчество народных масс существует объективно. Мы создаём ему противоположность. Противоположность тоже объективно существует. Правые захотели говорить, пусть себе говорят. Кампанию за свободное высказывание мнений мы развернули по плану. Это и называется создать противоположность. Потом в борьбе с правыми мы их разбили. Некоторые товарищи снова не хотят шевелиться. Но вот появились дацзыбао, утверждается противоположность. Боюсь, что мы уже не сможем не исправляться. (В англ. 9-томном собрании сочинений Мао последним 4-м предложениям соответствует: «After rectifying the rightists, some comrades overlooked rectification and reform. Thus, we stressed the big character posters and the double antis, thus setting up the opposite. After publishing 100 million big character posters, they were forced to reform.», т.е. «После исправления правых некоторые товарищи проигнорировали исправление и реформу. Тогда мы сделали акцент на дацзыбао и «двух против» (?), создав противоположность. После публикации 100 млн. дацзыбао они были вынуждены реформироваться».)

Маоизм без прикрас. — М., «Прогресс», 1980. — с. 103.

[…]

Примечание

* Речь, очевидно, идет о Ян Сянчжэне.